<<
>>

6. Влияние инфляции и кредитной экспансии на валовую рыночную ставку процента

Каким бы ни было окончательное влияние инфляционного или дефляционного движения цен на величину ставки первоначального процента, нет никакого соответствия между ней и временными изменениями валовой рыночной ставки процента вследствие изменений денежного отношения под действием денежных факторов.
Если приток или отток денег и заместителей денег в рыночной системе сначала оказывает воздействие на ссудный рынок, это временно нарушает согласованность валовых процентных ставок и ставки первоначального процента. Рыночная ставка растет или падает за счет уменьшения или увеличения предложения кредитных средств без всякой связи с изменениями первоначальной ставки процента, которые могут произойти в дальнейшем вследствие изменения денежного отношения. Рыночная ставка отклоняется от величины, определенной значением первоначальной ставки процента, и начинают действовать силы, стремящиеся вновь согласовать их с отношением, соответствующим первоначальному проценту. На протяжении периода времени, необходимого для согласования, величина первоначального процента может изменяться, и это изменение также может быть вызвано инфляционным или дефляционным процессом, ставшим причиной отклонения. Тогда конечная ставка первоначального процента, определяющая конечную рыночную ставку, цель корректирующего процесса, это не та же самая ставка, которая преобладала накануне рассогласования. Это явление может повлиять на специфику процесса корректировки, но не на его сущность.
Феномен, подлежащий изучению, состоит в следующем: ставка первоначального процента определяется скидкой на будущие блага по сравнению с настоящими. По своей природе она не зависит от предложения денег и заместителей денег, несмотря на то, что изменения такого предложения могут оказывать косвенное влияние на ее значение. Но изменения денежного отношения могут оказывать влияние на валовую рыночную ставку процента. Может иметь место корректировка. Какова природа процесса, являющегося ее причиной?
В этом параграфе нас интересуют только инфляция и кредитная экспансия. Для простоты мы предположим, что все дополнительное количество денег и заместителей денег попадает на ссудный рынок и только через выданные кредиты в остальные сектора рынка. Это в точности соответствует ситуации расширения фидуциарного кредита[О колебаниях длинных волн см. с. 537.].
Здесь мы снова должны обратиться к ценовой премии. Как уже отмечалось, в самом начале кредитной экспансии положительной ценовой премии не возникает. Ценовая премия не может появиться до тех пор, пока дополнительное предложение денег (в широком смысле) не начнет оказывать влияния на цены товаров и услуг. Но пока продолжается кредитная экспансия и на ссудный рынок выбрасываются все новые и новые порции инструментов, не имеющих покрытия, продолжается давление на валовую рыночную ставку процента. Валовая рыночная ставка будет расти за счет положительной ценовой премии, которая с развитием процесса экспансии будет непрерывно расти. Но так как кредитная экспансия продолжается, то валовая рыночная ставка не достигает значения, при котором она покрывала бы и первоначальный процент, и ценовую премию.
Этот момент необходимо подчеркнуть, поскольку он подрывает привычные методы оценки, с помощью которых люди отличают низкие процентные ставки от высоких.
Обычно в расчет берется просто арифметическая величина ставок или тенденции, отражающей их движение. В общественном мнении сложились определенные представления о нормальной ставке, где-то между 3 и 5%. Когда рыночная ставка поднимается выше этого значения или когда рыночные ставки безотносительно к их арифметическому отношению поднимаются выше своего предыдущего значения, люди считают, что имеют право говорить о высоких или растущих процентных ставках. В противовес этим ошибкам необходимо подчеркнуть, что в условиях общего роста цен (падения покупательной способности денежной единицы) валовую рыночную процентную ставку можно считать неизменной по сравнению с периодом в целом неизменной покупательной способности только в том случае, если она включает в целом адекватную положительную ценовую премию. В этом смысле учетная ставка Рейхсбанка Германии, равная 90%, была в конце 1923 г. низкой смехотворно низкой, так как существенно отставала от ценовой премии и не оставляла ничего другим компонентам валовой рыночной процентной ставки. По сути дела, то же самое происходит в каждом случае длительной кредитной экспансии. В ходе любой кредитной экспансии валовые рыночные процентные ставки растут, но тем не менее они являются низкими, так как не соответствуют величине, требуемой ожидающимся в дальнейшем общим ростом цен.
Анализируя кредитную экспансию, давайте предположим, что процесс приведения экономической системы в соответствие с состоянием рынка и движение к установлению конечных цен и процентных ставок нарушаются с появлением новой информации, а именно дополнительного количества инструментов, не имеющих покрытия, предлагаемых на ссудном рынке. При валовой рыночной ставке, существовавшей накануне этих пертурбаций, все те, кто был готов занять деньги по этой ставке, с поправкой в каждом случае на предпринимательскую компоненту, могут занять столько, сколько пожелают. Дополнительные кредиты можно разместить только при более низкой валовой рыночной ставке. Не имеет значения, выражается ли падение валовой рыночной ставки в арифметическом уменьшении процентов, оговариваемых в кредитных договорах. Может случиться, что номинальные процентные ставки останутся неизменными и что расширение проявит себя в том, что по этим ставкам будут выданы кредиты, которые ранее нельзя было выдать из-за величины предпринимательской компоненты, которую следовало включить. Этот результат также означает снижение валовых рыночных ставок и приводит к тем же последствиям.
Снижение валовой рыночной процентной ставки влияет на расчеты предпринимателя относительно перспектив прибыльности рассматриваемых проектов. Процентные ставки являются статьями расчетов планирующего свои действия делового человека наряду с факторами производства, ставками заработной платы и прогнозируемыми будущими ценами на выпускаемые изделия. Результат этих расчетов показывает, окупится ли данный проект, какие инвестиции можно осуществить при данном состоянии отношения оценок публикой ценности будущих благ по сравнению с настоящими благами. Он согласует действия предпринимателя с этой оценкой, отсеивая проекты, реализация которых не будет одобрена публикой из-за требуемой ими продолжительности времени ожидания. Полученный результат заставит его применить наличный запас капитальных благ таким образом, чтобы максимально удовлетворить наиболее насущные желания потребителей.
Но в данный момент снижение процентных ставок искажает расчеты предпринимателя. Хотя количество капитальных благ в его распоряжении не увеличилось, в расчетах используются цифры, которые использовались бы только в том случае, если такое увеличение имело бы место. Поэтому результат расчетов обманчив. Некоторые проекты кажутся прибыльными и осуществимыми, в то время как корректный расчет, основывающийся на процентной ставке, не искаженной кредитной экспансией, показал бы их неосуществимость. Предприниматели приступают к реализации этих проектов. Стимулируется деловая активность. Начинается бум.
Дополнительный спрос со стороны предпринимателей, осуществляющих расширение операций, способствует росту цен на товары производственного назначения и ставок заработной платы. С ростом последних цены на потребительские товары также растут. Кроме того, и предприниматели вносят свой вклад в рост цен на потребительские товары, так как и они тоже готовы потреблять больше, введенные в заблуждение мнимыми доходами, которые демонстрирует их бухгалтерская отчетность. Если бы выросли только цены на товары производственного назначения, а на ценах потребительских товаров это не отразилось, предприниматели бы забеспокоились. У них появились бы сомнения относительно разумности их планов, поскольку рост издержек производства нарушил бы их расчеты. Но они успокоены усилившимся спросом на потребительские блага, что позволяет расширять продажи, невзирая на растущие цены. Таким образом, они уверены, что производство окупится несмотря на более высокие издержки. Они решают продолжать начатое.
Разумеется, для того, чтобы продолжать производство в расширенном масштабе, вызванном ростом кредита, все предприниматели, как те, кто расширил свою деятельность, так и те, кто сохранил прежние объемы производства, нуждаются в дополнительных средствах, поскольку издержки производства стали выше. Если кредитная экспансия заключается в однократном неповторяющемся вливании в ссудный рынок некоторого количества инструментов, не имеющих покрытия, то бум очень скоро прекращается. Предприниматели не могут добыть средства, необходимые им для дальнейшего ведения дела. Валовая рыночная ставка процента повышается, поскольку возросший спрос на кредиты не уравновешен соответствующим количеством денег, предназначенных для предоставления кредитов. Цены на товары падают, так как одни предприниматели распродают запасы, а другие ограничивают покупки. Деловая активность опять снижается. Бум завершается, поскольку силы, вызвавшие его, больше не действуют. Влияние дополнительного количества фидуциарного кредита на цены и ставки заработной платы исчерпывает себя. Цены, ставки зарплаты и остатки наличности индивидов согласованы с новым денежным отношением; их движение к конечному состоянию, соответствующему этому денежному отношению, не нарушается дальнейшими вливаниями дополнительных инструментов, не имеющих покрытия. Ставка первоначального процента, приведенная в соответствие с новой структурой рынка, полностью отражается в валовой рыночной ставке процента. Валовая рыночная ставка процента больше не подвергается возмущающему влиянию изменений предложения денег (в широком смысле) под действием денежных факторов.
Основной недостаток всех попыток объяснить бум а именно общую тенденцию расширения производства и роста всех цен без обращения к изменениям в предложении денег или инструментов, не имеющих покрытия, заключается в том, что они игнорируют это обстоятельство. Общее повышение цен может произойти только в том случае, если упадет предложение всех товаров или увеличится предложение денег (в широком смысле). Ради поддержания дискуссии предположим на мгновение, что неденежные объяснения бума и циклов производства верны. Цены повышаются, деловая активность расширяется, хотя никакого увеличения предложения денег не произошло. Тогда очень скоро должна возникнуть тенденция снижения цен, спрос на кредиты должен увеличиться, валовые рыночные процентные ставки должны повыситься и мимолетный бум прекратится. Фактически любая неденежная теория цикла производства неявно предполагает или по логике должна предполагать, что кредитная экспансия явление, сопутствующее буму[Cм.: Хаберлер Г. Процветание и депрессии. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1960. С. 39.]. Она не может не признать, что в отсутствие кредитной экспансии бум не может возникнуть и что увеличение предложения денег (в широком смысле) является необходимым условием общего повышательного движения цен. Таким образом, при ближайшем рассмотрении формулировки неденежных объяснений циклических колебаний сжимаются до утверждения, что кредитная экспансия, будучи необходимым спутником бума, сама по себе недостаточна для того, чтобы его вызвать, и для его появления требуются дополнительные условия.
Тем не менее даже в этом ограниченном смысле неденежные доктрины бессодержательны и бесполезны. То, что любая кредитная экспансия должна вызвать описанный выше бум, лежит на поверхности. Склонность кредитной экспансии вызывать бум не развивается в тенденцию только в том случае, если одновременно она уравновешивается действием другого фактора. Бум не возникнет, если, к примеру, в то время, как банки расширяют кредит, ожидается, что правительство с помощью налогов изымет всю избыточную прибыль или что оно остановит дальнейшее развитие кредитной экспансии, как только подбрасывание средств приведет к росту цен. Предприниматели воздержатся от расширения своих предприятий с помощью дешевых кредитов, предлагаемых банками, поскольку они не ожидают увеличения своих доходов. Этот факт необходимо упомянуть, потому что он объясняет провал политики государственного субсидирования в рамках Нового курса и другие события 30-х годов.
Бум может продолжаться только до тех пор, пока кредитная экспансия развивается ускоряющимися темпами. Как только дополнительные количества инструментов, не имеющих покрытия, перестают выбрасываться на ссудный рынок, бум сейчас же прекращается. Но он не может продолжаться вечно, даже если инфляция и кредитная экспансия будут продолжаться до бесконечности. Он столкнется с естественными ограничениями, препятствующими безграничному расширению фидуциарного кредита. Он приведет к ажиотажному спросу и краху всей денежной системы.
Сущность денежной теории заключается в познании того, что изменения денежного отношения под действием денежных факторов не оказывают одновременного и одинакового по силе влияния на цены, ставки заработной платы и процентные ставки. Если бы не было этой неравномерности, то деньги были бы нейтральны; изменение денежного отношения не оказывало бы никакого влияния ни на структуру производства, объемы и отраслевую структуру производства в различных отраслях промышленности, ни на потребление, богатство и доход различных слоев населения. Тогда валовая рыночная ставка процента также не испытывала бы никакого влияния ни временного, ни постоянного со стороны изменений в области денег и фидуциарного кредита. Ставка первоначального процента может измениться вследствие изменений в богатстве и доходах индивидов, причиной которых может стать эта неравномерность. То, что помимо изменений ставки первоначального процента временному влиянию подвергается валовая рыночная ставка, само по себе есть проявление этой неравномерности. Если дополнительные деньги попадают в экономическую систему таким образом, что они достигают ссудного рынка уже после того, как заставили повыситься товарные цены и ставки заработной платы, то непосредственное временное воздействие на валовую рыночную процентную ставку либо будет незначительным, либо будет совершенно отсутствовать. Чем быстрее дополнительное предложение денег или инструментов, не имеющих покрытия, достигает ссудного рынка, тем более сильному воздействию подвергается валовая рыночная процентная ставка.
Когда в условиях кредитной экспансии весь дополнительный объем заместителей денег в виде кредитов направляется в производство, то оно расширяется. Предприниматели приступают либо к горизонтальному расширению производства (т.е. расширению производства без удлинения периода производства в конкретной отрасли), либо к вертикальному расширению (т.е. удлинению периода производства). В любом случае дополнительные заводы требуют дополнительных ресурсов. Но объем капитальных благ, предназначенных для инвестирования, не увеличился. Не создала кредитная экспансия и тенденцию к ограничению потребления. Правда, как указывалось выше при рассмотрении принудительных сбережений, по ходу развития экспансии часть населения будет вынуждена ограничивать потребление. Но превысят ли принудительные сбережения этой группы людей увеличение потребления со стороны других групп людей и приведет ли это к чистому увеличению совокупных сбережений в экономической системе в целом, зависит от специфических обстоятельств каждого конкретного случая кредитной экспансии. При любом раскладе немедленным последствием кредитной экспансии является увеличение потребления со стороны тех наемных работников, заработная плата которых возросла за счет усилившегося спроса на труд, предъявляемого расширяющими дело предпринимателями. Ради поддержания дискуссии предположим, что увеличившееся потребление наемных работников, выигравших от инфляции, равно принудительным сбережениям тех, кто пострадал от инфляции, и что общий объем потребления не изменился. Тогда ситуация такова: производство изменилось таким образом, что продолжительность времени ожидания увеличилась. Но спрос на потребительские блага не упал до такой степени, чтобы растянуть наличный запас на более длительный период. Разумеется, это приведет к повышению цен на потребительские блага и тем самым вызовет тенденцию к вынужденным сбережениям. Однако рост цен на потребительские блага усилит склонность производства к расширению. На основании того, что спрос и цены повышаются, предприниматели сделают вывод что стоит и дальше делать вложения и производить больше. Они продолжают в том же духе и их еще более активная деятельность вызывает дальнейший рост цен на товары производственного назначения, ставки заработной платы, а тем самым и цен на потребительские товары. Производство быстро растет, пока банки все больше и больше расширяют кредит.
Накануне кредитной экспансии были задействованы те производственные процессы, которые при данном состоянии рынка считались прибыльными. Система двигалась по направлению к состоянию, в котором все стремящиеся работать наемные работники были бы полностью задействованы, а необратимые факторы производства использовались бы в той мере, в какой это позволяли спрос потребителей и имеющийся запас неспецифических материальных ресурсов и труда. Дальнейшее расширение производства возможно только в том случае, если посредством дополнительной экономии, т.е. произведенного, но не потребленного излишка, увеличится объем капитальных благ. Отличительной чертой бума, вызванного кредитной экспансией, является то, что необходимых дополнительных капитальных благ не было в наличии. Капитальные блага, требующиеся для расширения деловой активности, необходимо было отвлечь от других направлений использования.
Пусть р обозначает общий запас капитальных благ накануне кредитной экспансии, а g общий объем потребительских благ, который р через определенный период времени может обеспечить для потребления, не нанося вреда дальнейшему производству. Теперь предприниматели, соблазненные кредитной экспансией, приступают к производству дополнительного количества g3 тех же благ, которые они обычно производят, и количества g4 тех благ, которые прежде ими не производились. Для производства g3 необходим запас капитальных благ р3, а для производства g4 запас капитальных благ р4. Но так как в соответствии с нашим допущением объем имеющихся капитальных благ остался неизменным, то количества р3 и р4 не хватает. Именно в этом состоит отличие искусственного бума, созданного кредитной экспансией, от нормального расширения производства, которое может быть вызвано только добавлением р3 и р4 к р.
Пусть r обозначает объем капитальных благ (из валовой производственной выручки за определенный период времени), который необходимо реинвестировать для замены использованных в производстве частей р. Если r используется в целях этой замены, то в следующий период времени можно вновь произвести объем потребительских благ g; если же r отвлекается с этого направления, то р будет уменьшено на r, а р r в следующем периоде времени произведут только g a. Далее мы можем предположить, что система, в которой протекает кредитная экспансия, является развивающейся системой. В так называемом нормальном режиме в период времени, предшествовавший кредитной экспансии, она производила излишек капитальных благ р1 + р2. Если бы не случилось вмешательства кредитной экспансии, то р1 был бы использован для производства дополнительного количества g1 производившихся и прежде потребительских благ, а р2 для производства запаса g2 благ, до этого не производившихся. Общий объем капитальных благ, которые имеются в распоряжении предпринимателей и в отношении которых они могут строить планы, равен r + p1 + p2. Но обманутые дешевизной денег, они ведут себя так, как если бы в их распоряжении были r + p1 + p2 + p3 + p4, и как если бы они были в состоянии произвести не только g + g1 + g2, но сверх этого также g3 + g4. Они перебивают друг другу цены, конкурируя за часть запаса капитальных благ, не достаточного для осуществления их излишне амбициозных планов.
В итоге повышение цен на товары производственного назначения может в самом начале обогнать рост цен на потребительские товары. Поэтому оно может создать тенденцию падения первоначальной ставки процента. Но в дальнейшем, по ходу экспансионистского оживления рост цен на потребительские товары опередит повышение цен на товары производственного назначения. Повышение заработной платы и жалованья, а также дополнительных доходов капиталистов, предпринимателей и фермеров, хотя в значительной степени являющееся лишь видимостью, усиливает спрос на потребительские блага. Нет необходимости заниматься разбором утверждения сторонников кредитной экспансии о том, что посредством принудительных сбережений бум может реально увеличить совокупное предложение потребительских благ. В любом случае не подлежит сомнению, что повышенный спрос на потребительские товары обрушивается на рынок тогда, когда дополнительные инвестиции еще не могут произвести конечную продукцию. Пропасть, разделяющая цены на настоящие и на будущие блага, становится еще шире. Тенденция к росту ставки первоначального процента сменяется противоположной тенденцией, которая может начать действовать на ранних стадиях экспансии.
Тенденция роста ставки первоначального процента и появление положительной ценовой премии объясняют некоторые характерные свойства бума. Банки сталкиваются с усилением спроса на кредиты, предъявляемого со стороны производства. Предприниматели готовы занимать деньги под более высокие валовые ставки процента. Они продолжают заимствования несмотря на то, что банки назначают больший процент. Арифметически валовые процентные ставки становятся выше, чем они были накануне экспансии. Тем не менее каталлактически они ниже значения, при котором они покрывали бы первоначальный процент плюс предпринимательская компонента и ценовая премия. Банки считают, что они сделали все, чтобы остановить неразумные спекуляции, выдавая кредиты на более тяжелых условиях. Они полагают, что критики, обвиняющие их в раздувании лихорадочного ажиотажа, не правы. Они не могут понять, что, выбрасывая на рынок все больше и больше инструментов, не имеющих покрытия, они фактически разжигают бум. Именно постоянное увеличение предложения инструментов, не имеющих покрытия, создает, питает и разгоняет бум. Состояние валовых рыночных процентных ставок всего лишь результат этого роста. Если кто-то желает узнать, осуществляется ли кредитная экспансия, он должен смотреть на состояние предложения инструментов, не имеющих обеспечения, а не на арифметическое значение процентных ставок.
Обычно бум описывается как перенакопление. Однако дополнительные вложения возможны только в той мере, в какой существует дополнительное предложение капитальных благ. Так как, не считая вынужденных сбережений, сам по себе бум приводит не к ограничению, а скорее к увеличению потребления, он не способен обеспечить дополнительных капитальных благ для новых инвестиций. Суть бума, вызванного кредитной экспансией, не в перенакоплении, а в том, что вложения направляются не туда, т.е. в ошибочных вложениях. Предприниматели используют наличный запас r + p1 + p2, как если бы у них в распоряжении был запас r + p1 + p2 + p3 + p4. Они приступают к расширению инвестиций, масштабность которых не подкрепляется наличными капитальными благами. Их проекты не осуществимы из-за недостаточного запаса капитальных благ. Рано или поздно они потерпят неудачу. Неминуемый конец кредитной экспансии сделает совершенные ошибки очевидными. Построенные заводы невозможно использовать, потому что нет заводов, производящих комплиментарные факторы производства; продукцию других заводов невозможно продать, поскольку потребители стремятся покупать другие товары, которые, однако, не производятся в достаточных количествах; строительство других заводов невозможно продолжить и завершить, так как стало очевидно, что они не окупятся.
Ошибочное мнение, что сущность бума заключается в перенакоплении, а не в неправильном инвестировании, своей распространенностью обязано привычке оценивать все просто на основании чувств и ощущений. Наблюдатель замечает только видимые ошибочные инвестиции и не может понять, что эти начинания являются ошибочными только потому, что не хватает других заводов необходимых для производства комплиментарных факторов производства и для производства потребительских благ, потребность в которых более настоятельна. Технологические условия делают необходимым начинать расширение производства с расширения заводов, производящих блага тех порядков, которые расположены дальше всего от готовых потребительских благ. Для того, чтобы расширить производство обуви, одежды, автомобилей, мебели, домов, следует начать с увеличения производства чугуна, стали, меди и тому подобных товаров. Используя запас r + p1 + p2, достаточный для производства a + g1 + g2, как если бы это было r + p1 + p2 + p3 + р4 и достаточно для производства a + g1 + g2 + g3 + g4, сначала необходимо увеличить производство тех продуктов и зданий, которые по физическим причинам требуются прежде всего. Весь класс предпринимателей находится как бы в положении строителя-подрядчика, задача которого возведение здания из ограниченных запасов строительных материалов. Если человек переоценивает количество наличного запаса, то он намечает план, для реализации которого средств, находящихся в его распоряжении, недостаточно. Он раздувает смету земляных и фундаментных работ и лишь впоследствии по ходу строительства обнаруживает, что ему не хватает материалов, необходимых для завершения постройки. Очевидно, что ошибка нашего строителя не в перенакоплении, а в ненадлежащем использовании средств, которые находятся в его распоряжении.
Так же неправильно считать, что к кризису приводит чрезмерный перевод оборотного капитала в основной капитал. Каждый предприниматель в отдельности, сталкиваясь с нехваткой кредита во время кризиса, действительно сожалеет, что потратил слишком много средств на расширение своего завода и приобретение капитального оборудования; его положение было бы лучше, если бы капитал, израсходованный для этих целей, сейчас можно было использовать для текущего ведения дела. Однако в момент перелома тенденции, когда внезапный подъем сменяется депрессией, не существует недостатка в сырье, материалах, полуфабрикатах, продуктах питания. Наоборот, кризис как раз характеризуется тем, что эти товары предлагаются в таких количествах, что цены на них резко падают.
В связи с этим становится понятно, почему расширение производственных мощностей и увеличение объемов производства в тяжелой промышленности, а также производства средств производства является самым очевидным признаком бума. Редакторы финансовой и коммерческой хроники были правы, выбрав более 100 лет назад в качестве показателя деловых колебаний объемы производства этих отраслей, а также строительства. Они ошибались только в отношении перенакопления.
Разумеется, бум также оказывает влияние на отрасли, производящие потребительские товары. Они также больше инвестируют и расширяют свои производственные возможности. Однако не всегда новые заводы и пристройки к уже существующим заводам предназначены для производства именно тех товаров, потребность в которых наиболее настоятельна. Они вполне могут быть частью плана, направленного на производство r + g1 + g2 + g3 + g4. Провал этого завышенного плана обнажает его неуместность.
Бум не всегда сопровождается резким ростом цен на предметы потребления. Безусловно, увеличение количества инструментов, не имеющих покрытия, потенциально всегда заставляет цены расти. Но может случиться так, что силы, действующие в то же самое время в противоположном направлении, достаточно сильны, чтобы удержать рост цен в узких границах или даже полностью его исключить. Исторический период, на протяжении которого ровное функционирование рыночной экономики постоянно прерывалось экспансионистскими авантюрами, был эпохой непрерывного экономического прогресса. Устойчивое накопление нового капитала сделало возможным совершенствование технологий. Выпуск на единицу затрат увеличивался и производство наполняло рынки дешевыми товарами во все увеличивающемся количестве. Если бы одновременное увеличение предложения денег (в широком смысле) было менее обильным, чем в действительности, то сформировалась бы тенденция снижения цен на все товары. Как реальное историческое явление кредитная экспансия всегда осуществлялась в окружении мощных факторов, противодействующих тенденции роста цен. Как правило, в равнодействующей столкновения противоположных сил верх одерживали те, которые способствовали росту цен. Однако были и исключительные случаи, когда повышательное движение цен были, очень слабым. Самым известным примером является бум 19261929 гг. в Америке[Cм.: Rothbard M.N. America's Great Depression. Princeton, 1963.].
На сущностные свойства кредитной экспансии эти индивидуальные комбинации рыночных данных не оказывают никакого влияния. Предприниматели начинают определенные проекты не под влиянием высоких или низких цен как таковых, а из-за разницы между ценами производства, включающими процент на необходимый капитал, и ожидаемыми ценами на конечную продукцию. Понижение валовой ставки процента, причиной которого является кредитная экспансия, всегда приводит к тому, что некоторые проекты, ранее не обещавшие прибыли, теперь кажутся прибыльными. Это склоняет производство использовать r + p1 + p2 таким образом, как если бы это было r + p1 + p2 + p3 + p4. Складывающаяся структура вложений и производственной деятельности не согласуется с реальным запасом капитальных благ и в конце концов должна рухнуть. То, что иногда соответствующие ценовые изменения, происходя на фоне общей тенденции повышения покупательной способности, не разворачивают ее в противоположную сторону, а лишь устанавливают состояние, которое в целом можно назвать ценовой стабильностью, просто видоизменяет некоторые второстепенные детали этого процесса.
Но какими бы ни были обстоятельства, очевидно, что никакие манипуляции банков не могут обеспечить экономическую систему капитальными благами. Для устойчивого расширения производства нужны дополнительные капитальные блага, а не деньги или инструменты, не имеющие покрытия. Бум, вызванный кредитной экспансией, построен на песке банкнот и депозитов. Он должен закончиться крахом.
Обвал происходит, как только банки, напуганные ускоренным темпом бума, прекращают кредитную экспансию. Бум может продолжаться только до тех пор, пока банки готовы свободно предоставлять столько кредитов, сколько требуется производству для выполнения своих избыточных проектов, крайне противоречащих реальному состоянию предложения факторов производства и оценкам потребителей. Осуществление этих нереальных планов, подсказанных искаженными вследствие политики дешевых денег коммерческими расчетами, может продвигаться вперед только в том случае, если можно получить новые кредиты по валовым процентным ставкам, искусственно заниженным по сравнению с теми, которые установились бы на свободном ссудном рынке. Именно эта маржа придает им обманчивую видимость прибыльности. Перемены в поведении банков не создают кризиса. Они просто делают видимым то опустошение, которое стало следствием ошибок производства, совершенных в период бума.
Бум не может длиться бесконечно и в том случае, если бы банки упрямо следовали своей экспансионистской политике. Любая попытка заместить дополнительные инструменты, не имеющие покрытия, несуществующими капитальными благами (а именно количествами р3 и р4) обречена на провал. Если кредитная экспансия вовремя не остановится, то подъем обернется ажиотажным спросом; начнется бегство в реальные ценности и вся денежная система пойдет ко дну. Однако в прошлом банки, как правило, не доводили дело до крайностей. Они внимали сигналу тревоги задолго до того, как могла разразиться окончательная катастрофа[Однако не следует поддаваться иллюзии, что изменение кредитной политики банков вызывается пониманием неблагоприятных последствий длительной кредитной экспансии со стороны банкиров или руководителей учреждений, регулирующих денежно-кредитную сферу от имени государства. Поворот в поведении банков обусловлен институциональными обстоятельствами, о которых речь пойдет на с. 746747. Некоторые частные банкиры добились выдающихся успехов на поприще экономической науки, в частности, разработка первой версии теории деловых циклов, денежной теории в значительной степени была достижением британских банкиров. Но управление центральными банками и руководство государственной кредитно-денежной политикой, как правило, доверялось людям, не видевшим ничего предосудительного в безграничной кредитной экспансии и обижавшимся на любую критику своих экспансионистских авантюр.].
Как только приток инструментов, не имеющих покрытия, прекращается, воздушные замки бума рушатся. Предприниматели должны ограничивать свою деятельность, так как им не хватает средств для подпитки растущих запросов. Цены резко падают, потому что фирмы, переживающие трудности, пытаются получить наличные, сбывая по дешевке производственные запасы. Фабрики закрываются, строительство консервируется, рабочие увольняются. Так как, с одной стороны, многие фирмы крайне нуждаются в деньгах, чтобы избежать банкротства, а с другой стороны, больше никто не пользуется доверием, предпринимательская компонента в валовой рыночной ставке процента взлетает до заоблачных высот.
Случайные институциональные и психологические обстоятельства, как правило, превращают начало кризиса в панику. Описание этих ужасных событий можно оставить историкам. В задачу теоретической каталлактики не входит живописание дней отчаяния и недель паники и рассуждение о тех иногда гротескных формах, которые она приобретает. Экономическая наука не интересуется тем, что является случайным и обусловленным конкретными историческими обстоятельствами. Наоборот, ее цель состоит в том, чтобы отделить существенное и необходимое от простой случайности. Ее интересуют не психологические аспекты паники, а только то, что бум, вызванный кредитной экспансией, неизбежно должен привести к процессу, который в повседневной речи называется депрессией. Следует осознать, что в действительности депрессия представляет собой процесс корректировки, приведение производственной деятельности в соответствие с данным состоянием рынка: наличным запасом факторов производства, оценками потребителей, а в особенности со значением первоначального процента, выраженного в оценках публики.
Это состояние, однако, уже не идентично тому, которое существовало накануне начала экспансии. Очень многое изменилось. Вынужденные сбережения и в еще большей степени нормальные добровольные сбережения могут обеспечить новые капитальные блага, не полностью растраченные в ошибочных инвестициях и чрезмерном потреблении, вызванном бумом. Вследствие неравномерности, присущей любому инфляционному оживлению, произошли изменения в богатстве и доходах индивидов и групп индивидов. Вне всякой причинной связи с кредитной экспансией могут измениться численность населения и особенности составляющих его людей; люди могут продвинуться в технологическом знании, может измениться спрос на некоторые товары. Конечное состояние, к которому стремится рынок, уже отличается от того состояния, к которому он стремился до нарушения равновесия, вызванного кредитной экспансией.
Некоторые вложения, сделанные в период бума, после более трезвой оценки в период корректировки, не затуманенной иллюзиями внезапного подъема, кажутся абсолютно безнадежными провалами. От них просто следует отказаться, потому что текущие средства, необходимые для их дальнейшей эксплуатации, невозможно покрыть продажей их продукции; этот оборотный капитал более необходим в других сферах удовлетворения потребностей; доказательством является то, что в иных областях его использование более прибыльно. Другие ошибочные инвестиции имеют более благоприятные перспективы. Разумеется, верно, что никто не вложил бы туда капитал, если бы имел правильные расчеты. Неадаптируемые инвестиции, сделанные от их имени, безусловно, потеряны. Но так как они неадаптируемы, fait accompli, то они ставят перед дальнейшей деятельностью новую проблему. Если ожидается, что выручка, обещаемая продажей их продукции, превышает издержки текущего функционирования, то выгодно продолжать на них работать. Хотя цены на их продукцию, которые готовы признать покупатели, недостаточно высоки, чтобы сделать выгодным все неадаптируемое вложение целиком, они достаточны, чтобы сделать выгодными хотя бы малую его часть. Остальное следует считать расходами без всякой компенсации, растраченным и потерянным капиталом.
Если посмотреть на эти последствия с точки зрения потребителя, то результат будет, разумеется, тем же. Потребителям было бы лучше, если бы иллюзии, созданные политикой легких денег, не повлекли за собой растрату дефицитных капитальных благ в инвестициях, предназначенных для удовлетворения менее насущных нужд, и тем самым отвлечение их от направлений использования, где они удовлетворяли бы более насущные нужды. Но в сложившемся положении вещей они не могут сделать ничего, кроме как смириться с тем, что нельзя изменить. Они должны на время отказаться от определенных удовольствий, которыми они могли бы наслаждаться, если бы бум не привел к ошибочным инвестициям. Однако для них это частично компенсируется тем, что сейчас им становятся доступны определенные удовольствия, которые не были бы им доступны, если бы ровное течение экономической жизни не было нарушено вакханалией бума. Конечно, это слабое утешение, так как их потребность в тех вещах, которые они не получили вследствие ненадлежащего использования капитальных благ, интенсивнее, чем их потребность в этих, если можно так выразиться, заменителях. Но в нынешних обстоятельствах у них нет другого выбора.
Конечным результатом кредитной экспансии является общее обнищание. Некоторые люди могут увеличить свое богатство; они не позволили массовой истерии сбить себя с толку и вовремя воспользовались возможностями, предоставляемыми подвижностью отдельного инвестора. Другие индивиды или группы индивидов могли выиграть, не проявив собственной инициативы, просто благодаря временному лагу между ростом цен на те товары, которые они продают, и теми, которые они покупают. Но подавляющее большинство должно расплачиваться за ошибочные инвестиции и чрезмерное потребление во время бума.
Следует остерегаться неправильной интерпретации термина обнищание. Оно не обязательно означает обнищание по сравнению c условиями, существовавшими накануне кредитной экспансии. Происходит ли обнищание в этом смысле, зависит от обстоятельств каждого конкретного случая; оно не может утверждаться каталлактикой аподиктически. Когда каталлактика утверждает, что обнищание является неизбежным следствием кредитной экспансии, то она имеет в виду обнищание по сравнению с положением дел, которое сложилось бы в отсутствие кредитной экспансии и бума. Отличительными чертами экономической истории капитализма являются непрекращающийся экономический прогресс, постоянное увеличение имеющихся капитальных благ и непрерывная тенденция повышения общего уровня жизни. Темп этого прогресса настолько быстр, что в период бума он может существенно обогнать синхронные потери, вызванные ошибочными инвестициями и чрезмерным потреблением. В этом случае из бума экономическая система выходит более процветающей, чем в самом его начале. Она кажется обедневшей только по сравнению с существовавшими потенциальными возможностями еще большего удовлетворения.
Мнимое отсутствие депрессии в условиях тоталитарного управления
Многие авторы социалистической ориентации подчеркивают, что повторяемость экономических кризисов и депрессий является неотъемлемой чертой, присущей капиталистическому способу производства. С другой стороны, говорят они, социалистическая система гарантирована от этого зла.
Как уже стало ясно и ниже будет продемонстрировано еще раз, циклические колебания производства не возникают в ходе функционирования свободного рынка, а являются следствием государственного вмешательства в деловую жизнь, направленного на понижение процентной ставки ниже уровня, который был бы определен свободным рынком[Cм. с. 744746.]. Здесь мы обсудим мнимую стабильность, гарантируемую социалистическим планированием.
Важно уяснить, что кризис возникает благодаря демократическому процессу рынка. Потребители выражают неодобрение тому, как предприниматели использовали факторы производства. Свое неодобрение они демонстрируют посредством покупательского поведения воздерживаясь от покупок. Предпринимателям, введенным в заблуждение миражом искусственно сниженной валовой рыночной процентной ставки, не удалось инвестировать капитал в производство тех товаров, которые наилучшим образом удовлетворили бы наиболее насущные нужды публики. Как только кредитная экспансия заканчивается, эти ошибки становятся очевидными. Позиция потребителей заставляет предпринимателей вновь ориентировать свою деятельность на наилучшее удовлетворение потребностей. Так вот именно этот процесс исправления ошибок, совершенных во время бума, и новое приспособление производства к желаниям потребителей и называются депрессией.
В социалистической экономике учитываются только субъективные оценки государства, а люди лишены всяких средств выражения своих собственных оценок. Диктатора не волнует, одобряют ли массы его решения относительно того, что направить на текущее потребление, а что на дополнительные инвестиции. Если диктатор больше инвестирует и тем самым урезает текущее потребление, то люди должны есть меньше и держать язык за зубами. Кризиса не возникает потому, что подданные не имеют возможности выразить свое неудовлетворение. Там, где нет бизнеса, он не может быть ни хорошим, ни плохим. Могут существовать дефицит и голод, но не депрессия в том смысле, в каком этот термин используется при обсуждении проблем рыночной экономики. Там, где индивиды не имеют свободы выбора, они не могут протестовать против методов, применяемых теми, кто руководит ходом производственной деятельности.
<< | >>
Источник: Людвиг фон Мизес. Человеческая деятельность: Трактат по экономической теории. 2005 {original}

Еще по теме 6. Влияние инфляции и кредитной экспансии на валовую рыночную ставку процента:

  1. 7. Влияние дефляции и сжатия кредита на валовую рыночную ставку процента
  2. 2. Предпринимательская компонента в валовой рыночной ставке процента
  3. 3. Ценовая премия как компонента валовой рыночной ставки процента
  4. XX. ПРОЦЕНТ, КРЕДИТНАЯ ЭКСПАНСИЯ И ЦИКЛ ПРОИЗВОДСТВА
  5. Номинальная процентная ставка — ставка банковского процента без поправ- ки на инфляцию.
  6. 3. Инфляция как следствие денежно-кредитной экспансии
  7. Реальная ставка процента корректирует номинальную с учетом поправки на инфляцию.
  8. 5. Кредитная экспансия
  9. Глава 13. Кредитная экспансия в развивающиеся страны
  10. Номинальная и реальная ставка процента
  11. ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ СТАВКА ПРОЦЕНТА
  12. Номинальная ставка процентов
  13. ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ СТАВКА ПРОЦЕНТА
  14. 4.4. Ставка процента