<<
>>

1. Поворот к новой цивилизации

¦ Кризис индустриализма. Оценить нынешнюю ситуацию в российской экономике, найти выход из тяжелейшего кризиса, в котором / она оказалась, определить систему целей и приоритетов ее будущего развития невозможно без учета современных общемировых социально-экономических тенденций и процессов, а также без учета специфики страны, ее положения в мире, традиций и менталитета.

Развитие общества в последней трети XX в.

протекало в условиях нарастания противоречий и углубления кризиса индустриализма, поворота к формированию основ повой постиндустриальной цивилизации. Опыт развитых стран показал, что высокий уровень потребления на индустриальной базе достигается непомерно дорогой ценой: растратой ресурсов земли, порой невосполнимых; нерациональным использованием человеческого потенциала; нарушением равновесия между деятельностью человека и окружающей его природной средой, ее естественных кругооборотов. Если бы весь мир пытался приблизиться к стандартам потребления развитых стран в рамках прежних технологий, то такая попытка была бы ограничена абсолютными пределами ресурсов, находящихся в распоряжении общества, и привела бы к подлинной экологической катастрофе.

Ряд факторов тормозит ход общественного прогресса: разбалан-сированность научно-технических, экономических, экологических и социальных составляющих экономического роста; исчерпание возможностей сложившихся институциональных структур и систем регулирования экономики; ослабление стимулов к труду и накоплению. Это нашло отражение в демографическом, экологическом, энергетическом, сырьевом, продовольственном и структурном мировых кризисах.

Назрела необходимость в переходе к новому типу экономического роста, трансформации социально-экономических отношений, становлению общественных систем нового типа, — т.е. к новой постиндустриальной цивилизации, причем такой переход должен осуществляться эволюционным, неконфронтационным путем.

С особой разновидностью этих глобальных кризисов столкнулась советская экономика, которая, не реализовав все преимущества индуст-риализма, испытала на себе многие его негативные последствия, усугубленные негативными свойствами планово-распределительной системы.

Развитие народного хозяйства страны носило инерционно-экстенсивный характер с односторонним акцентом на тяжелой индустрии и военном производстве и было ограничено естественными пределами трудовых и даже природных ресурсов. Из-за варварского отношения к окружающей среде в ряде регионов страны создалась тяжелая экологическая обстановка.

В результате к началу 80-х годов произошло замедление темпов экономического роста, наступила стагнация.

¦ - Переход к новому технологическому способу производства и новому типу экономического роста. Главной характеристикой формирующегося технологического уклада постиндустриального общества выступает информатизация, которая изменяет не только производство, но и все остальные стороны жизни общества. Системообразующими факторами «информационного» общества являются наука и научно-технический прогресс.

Развитие информатики, биотехнологий, создание новых композитных материалов и наукоемких продуктов массового использования открыли возможности для широкой диверсификации производства, повышения гибкости всех сфер экономической и общественной жизни, формирования и удовлетворения самых разнообразных, в том числе новых, потребностей, их индивидуализации. Они дали мощный импульс структурной перестройке экономики: опережающему развитию наукоемких отраслей, высоких технологий, сферы услуг; реорганизации тра-диционных базовых отраслей экономики, испытывающих глубокий кризис (угольной, сталелитейной и др.).

Приоритетное значение приобретает экологическая составляющая экономического роста; предполагающая гармоничное сочетание естественных и производственных процессов, жесткое ресурсосбережение, переход к мало- или безотходным технологиям.

Важнейшей чертой нового типа экономического роста выступает сокращение доли материального производства в общественном продукте при стабилизации и даже абсолютном уменьшении численности занятых в этой сфере, но при опережающем росте производительности труда. Тем самым открываются принципиально новые возможности для создания нематериальных форм богатства, информационных, коммуникационных, научно-исследовательских, культурных, образовательных, рекреационных и других социальных услуг, ускорения общественного прогресса.

В США в 70-е годы при общем росте численности занятых в основных секторах экономики (кроме сельского хозяйства) быстрее всего она росла в сфере услуг, в результате чего доля этой сферы в общей численности занятых увеличилась с 58 до 63 %, в то время как доля занятых в производстве товаров упала с 33 до 29%.

В 80-е годы наблюдается падение и абсолютной численности занятых в производстве товаров, в том числе в обрабатывающей промышленности. При этом данный процесс сопровождается достаточно быстрым повышением производительности труда. Так, ВНП, созданный в обрабатывающей промышленности, возрос (в неизменных ценах) за 1980—1988 гг. с 402 млрд до 525 млрд

долл., т.е. почти на т.

В эти годы структура занятости в советской экономике также заметно менялась в пользу непроизводственной сферы, доля которой в общей численности занятых в 1970—1988 гг. увеличилась с 22,8 до 27,6%. В 80-е годы замедлился и абсолютный рост численности занятых в материальном производстве. Но в целом структура занятости и, в частности, доля занятых в производстве нематериальных форм богатства в России сегодня все еще далека от современной.

¦- Гуманизация и социализация экономики. Экономика, основанная на новом технологическом укладе, не может успешно функцио-нировать, если не служит прямо или косвенно своему естественному назначению — удовлетворению потребностей человека, росту доходов населения и национального благосостояния. Учет текущих и перспективных потребностей людей является непременным условием экономи-ческого успеха. Ориентация на удовлетворение потребностей становится абсолютно необходимой и при принятии стратегических решений в инновационной, структурно-инвестиционной и других сферах производственной деятельности.

Гуманизация экономики и общества предъявляет в свою очередь новые требования к структуре хозяйства, к экономическим, социальным и политическим институтам. Все больше средств расходуется на развитие человеческого потенциала и социальной инфраструктуры на уровне отдельных субъектов экономики, регионов, всего общества. Инвестиции в социальную сферу, и прежде всего вложения в человеческий капитал, увеличиваются быстрее, чем капиталовложения в материально-вещественные элементы национального богатства.

Усиление социальной ориентации производства проявляется в различных формах гуманизации труда, в изменении статуса трудящихся на предприятиях, в активизации их участия в акционерном капитале и управлении.

Оно выражается в тенденции к размыванию классовых различий, в смягчении социальной дифференциации, в движении к балансу экономических и социальных факторов развития, социальному партнерству, к перераспределению доходов в пользу наиболее уязвимых групп населения на фоне общего повышения их уровня.

В 1970—1990 гг. реальные доходы на душу населения возросли в развитых странах Запада и Японии в 1,5—2 раза. Не менее 60% общей суммы доходов их граждан приходится на заработную плату, а доходы наиболее богатых 10% населения превышают доходы 10% беднейших не более чем в 6—7 раз.

Социальная переориентация экономики и общества неразрывно связана с упрочением «социально-трансфертной» роли государства в развитых странах. Расходы на социальные нужды в этих государствах растут как в абсолютном, так и в относительном выражении, хотя темпы этого роста за последнее десятилетие в связи с переходом от кейнси-анской экономической политики к консервативной несколько снизились.

В настоящее время в развитых странах на социальные нужды государством тратится 20—30% ВНП. В США в 1989 г. расходы на об-щественные услуги (образование, здравоохранение, жилищное строительство) составляли 6 % ВНП, социальные трансферты — 11,9%, в Японии в 1990 г. эти показатели были равны соответственно 10,8 и 7,8%, в Германии — 10,9 и 18,5% (1989 г.), в Англии — 12,2 и 13,4% ВНП.

В нашей стране тенденция социальной направленности экономики приобрела крайне противоречивый, драматический характер, а с определенного момента превратилась в свою противоположность. Рост реальных доходов населения, происходивший в Советском Союзе в течение всего послевоенного периода, к началу 80-х годов фактически остановился, а в 1992 г. произошло их обвальное снижение. Разрыв в уровне оплаты труда и реальных доходов населения России и развитых стран Запада остается весьма значительным.

В I квартале 1994 г. средняя заработная плата в народном хозяйстве России была ниже, чем в США (по официальному курсу рубля) почти в 17 раз, а с учетом реальной покупательной способности валют — в 6,3 раза.

Произошла глубокая дифференциация размеррв среднедушевых доходов. Разрыв в доходах между 10% самых богатых и 10% самых бедных слоев населения в России возрос с 4,5 раза в 1991 г. до 13,5 раза в декабре 1995 г. Этому способствовал тот факт, что доля заработной платы в совокупных денежных доходах населения снизилась с 75% в 1991 г. до 45% в 1995 г., а доля доходов от собственности, предпринимательской деятельности! финансово-кредитных операций' воз-росла за это же время с 4,3 до 38,5% .

¦^ Разнообразие форм собственности и экономических укладов, эволюция экономических отношений и институтов. Трансформация мировой экономики обусловила эволюцию отношений собственности и типов хозяйствования в направлении разнообразия и множественности их форм. В процессе движения и взаимодействия интересов — частных, групповых, корпоративных и общественных -— в неодинаковых социально-экономических и организационно-технологических условиях формируются различные типы смешанных, многоукладных экономических систем. Каждая форма собственности, основанный на ней тип хозяйствования, сектор экономики занимают свою нишу в удовлетворении потребностей в соответствии с критериями экономической и социальной эффективности.

Эволюция частной собственности, составляющей каркас классического рыночного хозяйства, выразилась в усилении ее корпоратиза-ции и институализации, превращении в различные формы ассоциированной собственности, прежде всего в акционерную. Расширяется практика перекрестного владения акциями, на этой основе создаются финансово-промышленные группы, отраслевые и региональные сети сотрудничества. Доля институциональных инвесторов, таких, как банки, в общей массе акционерного капитала составляет: в Италии — 35%, в Японии — 20%, в Германии — 10%; доля страховых и пенсионных фондов в общем числе держателей акций в Великобритании равняется 42%, в США —27%.

Технологическая и организационная перестройка, диверсификация производства, индивидуализация потребительского спроса способствуют деконцентрации производства, обусловливают изменение размерности предприятий.

Наблюдается нечто вроде ренессанса мелкого и среднего бизнеса, особенно в сфере услуг. На его долю в промышлен-но развитых странах, по некоторым оценкам, приходится до половины национального продукта и большая часть рабочих мест. Органично вписывается в современную экономику форма трудовой акционерной собственности, в частности система ESOP. В США в конце 80-х — начале 90-х годов насчитывалось 11 тыс. подобных компаний, в них было занято 12 млн человек.

Возобладавшая в 80—90-е годы тенденция к приватизации привела к сокращению доли госсектора в экономике всех развитых стран. Тем не менее доля произведенного в госсекторе ВВП остается значительной, особенно в Европе, где она колеблется от 10 (в Германии) до 30% (в Австрии).

В условиях акционирования государственных предприятий, использования конкурентно-рыночных методов в их управлении (в том числе и в отраслях, относящихся к естественным монополиям), проведения на государственных предприятиях активной социальной политики государственная собственность приобретает существенно новые черты. На ее базе развиваются смешанные формы государственно-частного и государственно-коллективного предпринимательства.

Многообразие форм собственности и типов хозяйствования, их подвижность и гибкость придают современной экономике полифонический характер, что чрезвычайно важно на современном этапе НТР.

В процессе трансформации происходит усложнение экономического регулирования на основе сочетания конкурентно-рыночной, корпоративной и государственной его форм. Свойственный рыночному хозяйству механизм саморегулирования позволяет, хотя подчас и не без потерь, приспосабливаться к непрерывно изменяющимся внутренним и внешним условиям развития.

Система рыночных институтов дополняется различными формами корпоративного регулирования, основанными главным образом на сочетании иерархических принципов управления с созданием гибких и автономных ячеек, на разработке долгосрочной стратегии в области производства и маркетинга.

Экономические функции государства становятся более сложными, изменяются методы и формы государственного регулирования. Го-сударство в новых условиях призвано обеспечить благоприятную экономическую, правовую и социально-политическую среду для развития современного рыночного хозяйства.

Там, где действие рыночных механизмов оказывается не эффективным или не отвечает интересам общества сохраняется прямое госу-дарственное регулирование. Это необходимо для достижения приоритетных целей социально-экономического развития, проведения четко сформулированной экономической политики в научно-технической, структурной, экологической, социальной и других областях.

Во всех развитых странах наблюдается рост перераспределяемой государством части национального продукта. С 1950 по 1993 гг. доля государственных расходов (центральных и местных) в ВНП возросла в США с 20 до 38%, в Японии — с 20 до 35%, в ФРГ и Англии — с 36 до 50%, во Франции — с 31 до 54%.

В советской экономике назревшая потребность в переходе к разнообразным формам собственности и более гибким рыночным методам хозяйствования долгое время искусственно ограничивалась. Лишь в середине 80-х годов были предприняты первые попытки пересмотра представлений об исключительной эффективности государственной собственности, началось практическое движение к разнообразию форм собственности и хозяйствования.

¦Ф- Усиление интеграционных процессов. Важной составной частью трансформации современной экономики является усиление международных интеграционных процессов. В результате все большее число стран и регионов мира с разной степенью интенсивности втягивается в общее русло цивилизационного развития.

Тенденции региональной интеграции наиболее резко проявились в Западной Европе, но становятся все заметнее и на других континентах. Создаются региональные сети и системы экономического сотрудничества, заключаются межгосударственные экономические соглашения и союзы. Необходимость глобальной интеграции определяется дальнейшим углублением международного разделения труда, потребностью в создании мировой экономической инфраструктуры, в унификации транспорта и связи, метеорологической и экологической служб, технологических стандартов и т.д.

Новая ступень интернационализации мирового хозяйства связана с превращением многонациональных хозяйствующих субъектов — транснациональных корпораций в один из основных агентов развития, с возрастанием их роли в распространении научно-технических дости-жений, стандартизации методов производства и управления, с либерализацией торговли и открытием национальных экономик внешнему миру. Процессы интеграции проявляются в рамках международных (МВФ, Всемирный банк) и региональных (ЕБРР и др.) финансовых ор-ганизаций.

Своеобразное преломление эти процессы нашли в советской экономике. Интеграция осуществлялась лишь в рамках СЭВ со всеми при-сущими ему ограничениями. В то же время товаропроизводители были отгорожены от возможных партнеров и конкуренции на мировом рынке государственной монополией внешней торговли.

Вместо плавного вхождения экономики страны в систему мирохозяйственных связей с начала 1992 г., с одной стороны, были фактически прерваны экономические отношения со странами бывшего СЭВ и нарушены связи России с ближним зарубежьем, а с другой — экономика России оказалась открытой и беззащитной перед лицом мирового рынка.

Таким образом, глубокий кризис, который переживает в настоящее время Россия, есть результат того, что развитие экономики в рамках командной системы пришло в серьезное противоречие с мировыми тенденциями, порожденными научно-технической революцией и отражающими цивилизационный сдвиг в истории человечества. Это кризис технологической основы и структуры экономики, системы экономических отношений и институтов, механизмов регулирования экономических, экологических и социальных процессов. Его острота обусловлена, с одной стороны, длительной задержкой назревших преобразований, а с другой — неадекватностью шоково-разрушительных мер, применяемых с 1992 г., условиям страны и стоящим перед ней проблемам.

<< | >>
Источник: Л.И. Абалкина. Курс переходной экономики. 1997

Еще по теме 1. Поворот к новой цивилизации:

  1. 1. Поворот к новой цивилизации
  2. № 13. Особенности речных цивилизаций
  3. Тема2.Древние экономические цивилизации.
  4. Особенности российской цивилизации
  5. Речные цивилизации
  6. Цивилизация кочевых скотоводов
  7. Горские цивилизации
  8. Глава 1 НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ И РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
  9. ВЗАИМОПОНИМАНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ КАК ИСХОДНЫЙ ПУНКТ ИХ ПАРТНЕРСТВА
  10. 45.3. ДОМИНАНТЫ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ НАЧАЛА III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  11. 20. Экономическое развитие ведущих стран Европы в эпоху формирования индустриальной цивилизации (XIX в.)
  12. № 224. Как гидрорежим земледелия влияет на характер цивилизации в Древнем Востоке
  13. Подраздел II.2. Формы новой стоимости
  14. Подраздел 11.1. Производство новой стоимости
  15. 5.5. Формирование новой банковской системы
  16. § 3. Процесс создания новой стоимости
  17. 5.5. Формирование новой банковской системы