<<
>>

7.4.2. Переход к социальному рыночному хозяйству в ФРГ

В условиях «плана Маршалла» в зависимости от состояния экономики, соотношения политических сил в отдельных странах внутренние преобразования осуществлялись разными путями. Если во Франции, Англии и других странах проводилась национализация ряда отраслей и усиливалась экономическая роль государства, то в ФРГ пошли по пути либерализации экономики.

Для стран, пытающихся перейти от централизованно управляемого планового хозяйства к рынку, опыт Западной Германии представляет наибольший интерес.

Реализация «плана Маршалла» была наряду с реформой Л.

Эр-харда важнейшим условием перехода ФРГ от тоталитарной экономики к рыночной. Всего финансовая помощь по «плану Маршалла» составила за десять лет (начиная с 1948 г.), 1,9 млрд долл. Но еще важнее было принятое союзниками (под влиянием американского давления на политику Великобритании и Франции) решение о возвращении ФРГ на политическую и экономическую арену Европы. Снятие ограничений на внешнюю торговлю позволило Германии вернуть лидирующие позиции на европейском рынке.

При рассмотрении опыта Западной Германии важно учитывать состояние ее экономики к середине 1948 г. В Западной Германии были, с одной стороны, крупные резервы производственных мощностей и готовое работать за низкую заработную плату население, а о другой — нехватка оборотного капитала и бюрократическое управление, унаследовавшее такие тоталитарные рычаги, как контроль над ценами и заработной платой, выдача «сверху» разрешений на производство и т.п. Хаос в денежно-кредитной сфере мешал налаживанию нормальной экономической деятельности.

В конце 40-х годов в Западной Германии шла борьба между сторонниками планового и рыночного хозяйства. Объединенные профсоюзы, канцлер Аденауэр, представители временной администрации были скорее приверженцами административных методов. В этих условиях «нужно было обладать большой убежденностью и политическим мужеством, чтобы ратовать за свободу в экономике» (Ф.

Штраус).

Такими качествами обладал Л. Эрхард (министр хозяйства ФРГ в 1949—1963 гг. и канцлер в 1963—1966 гг.). Считая, что существуют про-тивоположные модели общества: или плановые начала, национализация, государственный контроль, или рыночная экономика, свободная конкуренция, разумное государственное вмешательство в интересах социальной защиты граждан, — Л.Эрхард выдвинул убедительные ар-гументы в пользу последней. Он считал, что нельзя совместить административное регулирование потока товаров с распределением, опре-деляемым естественным спросом.

Начало перехода к рыночному хозяйству было положено денежной реформой и реформой цен 1948 г., которые по срокам совпадали с началом реализации «плана Маршалла». Целью денежной реформы было сократить количество денег в обращении и банковские вклады. Ее результатом стали стабилизация цен и возвращение товаров на рынок. Реформа позволила перейти от бартера к современной кредитно-денежной экономике, отказаться от дефицитного финансирования.

Цели и условия предоставления помощи по «плану Маршалла» соответствовали духу начатой западногерманским правительством ре-формы и способствовали ее осуществлению — переходу к социальному рыночному хозяйству. Причем в ФРГ эта помощь была использована более эффективно, чем в других странах. Об этом, в частности, свидетельствует наиболее быстрый рост частного потребления. За 1950-^-1955 гг. оно увеличилось с 29 млрд до 51 млрд марок.

Эффективное использование иностранной помощи стало возможным благодаря демонополизации производства, изменению инвестиционной и налоговой политики. Западногерманское правительство сумело провести демонополизацию так, чтобы не разрушить сложившиеся экономические связи, сохранить концентрацию производства в той мере, в какой она была экономически обусловлена.

Демонополизация осуществлялась в два этапа. На первом (1947 г. — первая половина 1948 г.) концерны преобразовывались в акционерные общества. Например, в металлургической промышленности из состава бывших концернов были выделены 25 крупнейших предприятий, производивших 80% стали и чугуна.

Каждое из этих предприятий было объявлено самостоятельным акционерным обществом с символическим капиталом в 100 тыс. марок. Вновь созданные акционерные общества заключили договора со старыми владельцами об аренде. Подчинялись эти акционерные общества Опекунскому управлению по стали и железу, которое, являясь официальным государственным учреждением, финансировалось из бюджета. Такой порядок позволял использовать государственные инвестиции для восстановления и развития производства наряду с частными. Старые владельцы предприятий получали доход в виде арендной платы.

Второй этап начался во второй половине 1948 г., когда оккупационные власти вернули предприятия, находившиеся под их контролем, их бывшим владельцам. Это позволило преодолеть чрезмерную централизацию управления промышленностью. Возвращенные предприятия также преобразовывались в акционерные компании. Реорганизация продлилась до 1954 г.

Обмен акций старых концернов на новые осуществлялся в соотношении 1 :(1,5—3), поэтому общий капитал новых компаний в денежном выражении значительно превышал старый. Предчувствуя денежную реформу, владельцы предприятий старались вложить больше средств "в оборудование и сырье. Поэтому в ходе реорганизации производство функционировало нормально.

Демонополизация затронула и банковскую сферу. Как и в промышленности, она осуществлялась осторожно. Правительство исходило из того, что степень централизации банковской системы должна быть такой, какая наиболее удобна для немецкой экономики. Когда практика показала, что лучше вернуться к централизованной банковской системе, это было сделано. Опыт демонополизации банков в Западной Германии свидетельствует, что эту меру нельзя проводить искусственно. Одним из последствий осторожного проведения демонополизации было то, что конверсия военно-промышленного комплекса стала одним из факторов роста промышленного производства.

Германия пошла по пути демонтажа прежней системы государственного контроля над промышленностью. Однако правительство постоянно регулировало экономику посредством даровых субсидий, дешевого кредита или налоговых льгот для избранных предприятий.

Большой интерес представляют меры западногерманского правительства, направленные на рост инвестиций, ускорение научно-технического прогресса. Этим вопросам придавалось исключительное значение, поскольку важнейшей проблемой первого периода восстановления в Западной Германии (до образования рынка частных капиталов) являлось привлечение инвестиций в производственный сектор экономики. Были использованы три источника инвестиций: через цены (прибыли от роста цен, направляемые на инвестиции, сопровождались налоговыми привилегиями), через инвестиции государственных накоплений и через инвестиции эквивалентных фондов по «плану Маршалла». Надо сказать, что фонды по сравнению с общим количеством инвестиций были не столь существенны (9,5 млрд новых марок из эквивалентных фондов и 144,6 млрд марок общих государственных инвестиций за 1948—1960 гг.), но большая часть их была использована эффективно и планомерно.

Преимущество помощи на базе эквивалентных фондов по «плану Маршалла» состояло в том, что для них не требовалось первоначального стимулирования накопления и они были открыты прямому государственному планированию. Таким образом, основу инвестиций в германскую экономику составляли средства1, поступившие в бюджет правительства не столько за счет иностранных, сколько сёбственных вложений. Во многих случаях инициатива привлечения иностранного капитала принадлежала не американским, а немецким партнерам. 7.4.3. «План Маршалла» и современные проблемы

Изучение восстановительных процессов в послевоенной Европе дает пищу для серьезных размышлений. Оно позволяет провести определенные исторические параллели и подводит к достаточно значимым выводам. Надо иметь в виду, что за экономическими программами «плана Маршалла» стояла детально проработанная политическая философия. Система политических предпосылок и условий для успешной реализации намеченного включала:

¦ подход к США и Европе как единому цивилизованному целому, признание общности экономических, культурных и духовных ценностей, исторических традиций;

¦ в качестве объекта «плана Маршалла» Европа рассматривалась как единое экономическое пространство, что закреплялось междуна-родно-правовыми договорами между европейскими государствами-участниками;

¦ Европа не являлась пассивным объектом помощи США, а была инициативной стороной в разработке и реализации плана (в части его долгосрочных аспектов).

Доктрина «самопомощи» стала важнейшей чертой проекта: в него закладывались установки на недопустимость «эффекта привыкания», предусматривалось стимулирование скорейшего преодоления зависимости от внешней помощи;

¦ в качестве первоочередных приоритетов рассматривались: возрождение производства, и притом на новом технологическом базисе, рас-ширение внешней торговли, поддержание международной финансовой стабильности, установление справедливых обменных курсов;

¦ объемы помощи (102 млрд долл. в ценах 1990 г.) соответствовали масштабам задач, а механизм ее предоставления (40 % помощи приходилось на первые 15 месяцев) обеспечивали запуск и стартовый разгон проекта.

Для реализации «плана Маршалла» была создана эшелонированная организационная инфраструктура как в США, так и в Европе. Права и обязательства сторон в процессе реализации проекта детально регламентировались. Разрабатывались ориентиры и стимулы по росту про-изводства, вплоть до специальных проектов по увеличению выпуска важнейших продуктов. Формы помощи были достаточно разнообразны, причем безвозмездная помощь по своей доле оказалась исключительно велика. Гарантии выполнения восстановительных программ признавались более значимыми, чем возвратность предоставляемых средств. Использование средств строго контролировалось США, но не столько путем детального регламента, сколько через «инфляционное табу». Для поддержания международной финансовой стабильности и управления международным обменом была разработана система урегулирования торговых дефицитов, а в дальнейшем — меры в рамках Европейского платежного союза.

В современной России пока не создана подобная инфраструктура. Это заставляет усомниться в том, что иностранные кредиты дадут ожидаемый эффект. Серьезный разговор о помощи Запада необходимо предварить разработкой соответствующих доктрин, формированием политических предпосылок и условий.

Очевидно, что преобразования, проводимые ныне на территории бывшего СССР, выходят за рамки частных национально-государственных проблем.

Эти реформы могли бы стать объектом широкого международного сотрудничества на основе проектов, сравнимых с «планом Маршалла» для послевоенной Европы. В этом смысле помощь Запада российским реформам была бы желательна и полезна. Она уже сейчас могла бы осуществляться по следующей схеме: двусторонние кредиты на финансирование критического импорта, долгосрочные кредиты Мирового банка и ЕБРР (Европейского банка реконструкции и развития) на программы структурной перестройки экономики, а также средства от МВФ в стабилизационный фонд рубля, на поддержку платежного баланса и отсрочка платежей.

России, очевидно, не следует рассчитывать на приток западных капиталов, сопоставимых с их объемом по «плану Маршалла». Таких средств на Западе сейчас нет. Поэтому основной упор необходимо сделать на внутренние источники инвестиций.

«План Маршалла» позволил решить дилемму: государственный контроль или рыночная экономика в пользу свободной конкуренции при разумном государственном вмешательстве в интересах социальной защиты населения. В странах Европы государственное регулирование отличалось разнообразием, но было сходно в одном: национализация и национальные системы планирования не наносили ущерба частному предпринимательству. Государство и деловые круги заключали добровольные соглашения в области ответственности по вопросам цен и доходов.

Движение капиталов и контроль над обменными валютными курсами, конвертируемость при осуществлении коммерческих сделок вводились в течение десяти лет (например, конвертируемость немецкой марки реально была осуществлена лишь в 1958 г.). Контрольные механизмы и субсидии по ценам на ключевые группы товаров поддерживались также в течение десяти и более лет (например, на сельскохо-зяйственную продукцию).

Денежная и налоговая реформы и политика стабилизации рассматривались именно как средства восстановления и расширения производства и подготовки структурной перестройки экономики.

Государство, способное управлять и поддерживать рынок через создание институциональной системы, программы налогообложения и расходов, являлось главным фактором в формировании благоприятной для предпринимательства экономической среды. Это прямо про-тивоположно тому, что под лозунгом неолиберализма и монетаризма происходит в России. При общей вялости регулирования государство сдает одну позицию за другой. Между тем есть огромная потребность и в новых концепциях, и в новых инструментах регулирования.

Рассмотренный опыт имеет практический интерес для России в силу его действенности, быстрой экономической и социальной отдачи, консолидирующего эффекта для Европы и ее последующей интеграции.

В мае 1997 г. страны Запада торжественно отметили 50-ю годовщину «плана Маршалла». Перед отлетом на празднества в Европу президент США заявил о намерениях разработать некий «новый план Маршалла» для Восточной Европы. Речь, разумеется, не идет о сопоставимых объемах помощи. Сегодня 20% ВВП США, выделенные тогда по «плану Маршалла», составили бы около 100 млрд долл.

Главная проблема, однако, заключается не в размерах помощи, а в политическом подходе к ней. В 1948 г. «план Маршалла» был принят в виде законодательного акта. Теперь же, объявив Россию страной с переходной экономикой, государства Запада не отразили это в своих законодательствах, в результате чего многие проблемы экономического сотрудничества остаются нерешенными, ограничивается доступ российских товаров на мировые рынки.

Вступление России в «Клуб» семи наиболее развитых стран в качестве равноправного партнера открывает возможность расширения их участия в экономических преобразованиях на взаимовыгодных условиях.

<< | >>
Источник: Л.И. Абалкина. Курс переходной экономики. 1997

Еще по теме 7.4.2. Переход к социальному рыночному хозяйству в ФРГ:

  1. 7.4.2. Переход к социальному рыночному хозяйству в ФРГ
  2. 18. НЕОЛИБЕРАЛИЗМ И СОЦИАЛЬНОЕ РЫНОЧНОЕ ХОЗЯЙСТВО
  3. Глава 24 ФРГ в мировом хозяйстве
  4. ТЕОРИЯ «СОЦИАЛЬНОГО РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА». ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА Л.ЭРХАРДА
  5. 39.Трансформационная экономика. Необходимость перехода к рыночной экономике. Концепции перехода к рыночной экономике. Трансформационная экономика имеет характерные черты:
  6. Варианты перехода к рыночной экономике
  7. 10.3. «АЗБУКА» ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ
  8. Исходные позиции для перехода к рыночным отношениям
  9. 19. Причины перехода России к рыночной экономике
  10. 10.2. КОНЦЕПЦИЯ ПЕРЕХОДА РОССИИ К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  11. Глава 5. Переход к капиталистическому хозяйству в Голландии и Англии
  12. 35.2.Реформы в России и переход к рыночной экономике