<<
>>

Экономическое развитие СССР в 60-90-х годах

В 1959 г., когда принимался семилетний план на 1959-1965 гг., впервые была поставлена и научно обоснована задача интенсификации производства. Промышленность может развиваться либо экстенсивным путем, либо интенсивным.

Экстенсивный путь — это путь количественного роста через увеличение производственных мощностей, численности занятых и количества перерабатываемых ресурсов. В определенные периоды истории, например, при послевоенном восстановлении хозяйства, экстенсивный рост может быть и очень быстрым. Интенсификация — это рост производства за счет увеличения производительности труда, за счет технического прогресса.

Необходимость перехода к интенсификации диктовалась тем обстоятельством, что экстен-сивным путем невозможно увеличить производство в расчете на душу населения, повысить материальный уровень жизни людей. Между тем, мирные условия развития, когда не надо было уже концентрировать усилия на восстановлении хозяйства или индустриализации, выдвигали на первый план задачу именно повышения материального уровня жизни. Экстенсивный путь означает, что количество продукции на занятого в производстве работника не увеличивается, следовательно, не увеличивается оно и на душу населения. Увеличить производство на душу населении можно лишь через рост производительности труда. Следует оговориться, что практически не бывает «чисто» экстенсивного роста. В основе развития производства лежит сочетание экстенсивных и интенсивных факторов, так что можно говорить лишь о преобладании того или иного направления.

Промышленность в годы семилетки развивалась вполне успешно. Было намечено увели-чить промышленное производство на 80%, а выросло оно на 84%. Произошли структурные сдвиги, отражавшие технический прогресс. Черная металлургия увеличила производство на 66-67%, а цветная — в 2-3 раза. Для изготовления новых машин требовалось не так много, как прежде, черного металла, зато больше — цветных сплавов.

Добыча угля выросла на 16%, добыча нефти — в 2,2 раза. Новые двигатели требовали жидкого топлива. Химическая промышленность увеличила производство в 2,5 раза: рост выпуска синтетических материалов был одним из ведущих направлений в техническом прогрессе нового времени. Однако некоторые из этих прогрессивных структурных сдвигов происходили с запозданием: угольная промышленность и черная металлургия перешли в разряд «старых» отраслей уже после первой мировой войны. Теперь на первый план выдвигались отрасли научно-технической революции — робототехника, микроэлектроника и т.п. Впрочем, технический прогресс в годы семилетки выражался не только в структурных сдвигах. Именно в это время происходил переход к инду-стриальным методам в строительстве, когда детали здания готовились на заводе, а строительная площадка превращалась в сборочную. На железных дорогах переходили от паровозов к тепловозам и электровозам.

Но за годы семилетки темпы роста производительности труда не увеличились, а понизи-лись. Сократилась фондоотдача, т.е. выпуск продукции на единицу основных фондов. Выпуск продукции вырос на 84%, а основные фонды промышленности — на 100%. А ведь при ин-тенсификации фондоотдача должна расти: новые фонды — новая техника, более производи-тельная. Таким образом, те показатели, которые отражают процесс интенсификации, свидетельствовали о замедлении этого процесса. Лозунг интенсификации не подкреплялся экономическими стимулами. Административная система исключала конкуренцию, а без нее предприятия не были заинтересованы в техническом прогрессе, потому он проводился лишь по административным указаниям «сверху». Отставание СССР от передовых стран по техническому уровню промышленности увеличивалось.

Поэтому в 1965 г. было принято решение о проведении экономической реформы — о пере-ходе от административных к экономическим методам управления хозяйством. Экономические методы — использование экономических законов, рыночных отношений, материальной заинтересованности. Правда, материальная заинтересованность у нас и до этого как будто использовалась: практиковалась сдельная оплата труда, тарифные ставки по квалификации, премии за перевыполнение плана и нормы.

Но при этом не учитывалось то обстоятельство, что работник в процессе производства не прямо связан с обществом, а через предприятие; что производственной единицей общества является именно предприятие. Использовалась материальная заинтересованность работника, но не предприятия,

Предприятие было заинтересовано в том, чтобы получить плановое задание поменьше. Если задание будет большим, напряженным, есть риск с ним не справиться, а именно невыполнение плана влекло моральные и материальные неприятности. При этом перевыполнить план следовало не намного — процентов на 5, но не на 50: при большом перевыполнении план на следующий год соответственно увеличивался и возникала опасность его не выполнить.

С другой стороны, предприятие было заинтересовано в том, чтобы больше получить средств от государства: больший штат рабочих и служащих и, соответственно, больший фонд заработной платы, больше ассигнований на капитальный ремонт и приобретение оборудования.

Короче говоря, предприятие было заинтересовано в том, чтобы больше получить от госу-дарства, от общества, но меньше дать. Административная система управления была построена таким образом, что интересы предприятия были противоположны интересам общества.

Чтобы исправить это, надо было связать благосостояние предприятия с результатами его работы. По новому положению прибыль предприятия стали делить на две части, одна по-прежнему передавалась государству, другая оставалась в распоряжении предприятия и расхо-довалась на обновление оборудования, на повышение заработной платы (точнее, на премии), на культурно-бытовые нужды работников предприятия. Таким образом, процветание коллектива предприятия в какой-то степени ставилось в зависимость от его рента-бельности.

В связи с этим были изменены и плановые показатели работы предприятий, которыми оце-нивалась его деятельность. Прежде главным показателем считалась валовая продукция, т.е. об-щее количество произведенной продукции. Может быть, это была ненужная продукция, кото-рая не находила спроса.

Но предприятие не отвечало за ее реализацию. По новому положению на первый план в оценке деятельности предприятий были выдвинуты два других показателя: реализованная (проданная) продукция и рентабельность.

Новые показатели требовали увеличения хозяйственной самостоятельности предприятий, поэтому было принято «Положение о социалистическом предприятии», которое несколько расширяло их права. В новых условиях, чтобы обеспечить сбыт продукции, а не просто сдать ее на склад, нужно было найти покупателей, заказчиков, заключить с ними контракты, а это, как предполагалось, было возможно только при достаточно высоком качестве продукции. И экономисты уже говорили, что со временем план предприятия будет комплектоваться на основе портфеля его заказов.

Уже первые итоги проведения реформ были положительными. В 1966—1970 гг. в стране были достигнуты довольно высокие темпы роста основных экономических показателей. Бы-стрыми темпами развивались наука и отрасли промышленности, определяющие научно-технический прогресс (машиностроение, электроника, энергетика, нефтехимическая промыш-ленность и др.). По объему производства ряда видов промышленной продукции СССР обогнал США и занимал первое место в мире.

С созданием сообщества социалистических стран резко возросло международное значение СССР, который стоял во главе мировой социалистической системы. Социалистической ориен-тации придерживалось немало стран Третьего мира. За всю более чем тысячелетнюю историю российского государства оно не имело такого высокого экономического потенциала, уровня жизни населения, международного авторитета и влияния на судьбы мира.

Однако реформа не обеспечила в полной мере переход к экономическим методам хозяйст-вования. Хозрасчетные, товарно-денежные отношения были приняты лишь как дополнение к административному планированию. По-прежнему план определял объем продукции и другие показатели, и только сверхплановая продукция подпадала под действие рынка.

Фонд и ставки заработной платы по-прежнему определялись сверху и обеспечивались за счет бюджета, и только премии зависели от прибыли.

Но и эти премии из поощрения за хоро-шую работу превратились в узаконенную тринадцатую заработную плату.. Предполагалось, что в новых условиях хорошо работающие должны зарабатывать и жить намного лучше, чем плохо работающие. Но в это была внесена оговорка, что работники нерентабельных пред-приятий не должны страдать, что все трудящиеся должны иметь одинаковые условия. В результате у тех, кто добивался успехов, часть заработанного отбиралась и передавалась тем, кто сам не мог заработать. Тенденция уравниловки победила.

Реформа вообще не задела центральных органов управления хозяйством. Предполагались прямые торговые связи между предприятиями и, как следствие, конкуренция. Но это противо-речило сохранявшейся системе централизованного распределения ресурсов. И план пред-приятия определялся не портфелем заказов, а тем количеством ресурсов, которое удавалось по-лучить по линии Госснаба.

Главным направлением развития в конце 50-х – начале 60-х годов была интенсификация сельскохозяйственного производства, однако существенного роста интенсификации в тот период не произошло. Наоборот, в это время замедлился рост урожайности, продуктивности животноводства. Сельское хозяйство в целом оставалось убыточной отраслью. Поэтому в 1965г. были приняты меры для того, чтобы улучшить положение в сельском хозяйстве.

Во-первых, в 1965 г. было решено изменить порядок государственных закупок. Закупочные цены были повышены с таким расчетом, чтобы довести их до уровня стоимости, чтобы колхозы не терпели убытков при продаже продукции государству. Розничные цены при этом оставались на прежнем уровне, а разница покрывалась из государственного бюджета.

Объем обязательных закупок был уменьшен и было объявлено, что он останется неизмен-ным до 1970 г. Поэтому, кроме обязательных закупок были введены свободные (дополнитель-ные к обязательным), но цены при этих свободных закупках были повышены на 50% срав-нительно с ценами обязательных. Предполагалось, что хозяйствам будет выгодно сдавать госу-дарству продукцию сверх плана.

Во-вторых, в 1965г.

было решено резко увеличить государственные ассигнования на повы-шение технического уровня сельского хозяйства, на производство сельскохозяйственных ма-шин и минеральных удобрений. Тогда же была поставлена задача комплексной механизации, т.е. переключение основных сил на механизацию тех работ, которые оставались ручными.

В-третьих, было принято решение снова усилить специализацию сельского хозяйства. Спе-циализация сельского хозяйства в тот период была слабой. Когда натуральные, т.е. многоотрас-левые хозяйства крестьян объединяли в колхоз, получалось многоотраслевое хозяйство колхоза. Эта многоотраслевая структура не соответствовала принципу крупного товарного производства, но она была закреплена системой государственных закупок: колхоз должен был сдать государству определенный набор продуктов — зерно, овощи, мясо, молоко и т.д. Более того — этот набор был почти одинаковым для колхозов разных природных зон. Доходило до того, что колхоз покупал некоторые продукты на рынке, чтобы сдать государству, потому что сам он этих продуктов не производил. В связи с этим было принято решение усилить специализацию сельского хозяйства.

Проводимые в тот период реформы не смогли обеспечить переход к интенсивному типу экономического развития. На то есть несколько причин. Основа интенсификации — техничес-кий прогресс. Решающее направление технического прогресса второй половины XX в. — научно-техническая революция. Научно-техническая революция — это переход к полностью автоматизированному производству и новым технологиям — плазменной, лазерной и т.п. Однако в техническом прогрессе нашей промышленности преобладали направления, которые не имели отношения к научно-технической революции, так называемая комплексная механизация и совершенствование традиционной техники. Но возможности традиционной техники, техники преимущественно механической обработки материалов, уже исчерпаны. Скорости металлорежущих, ткацких и других станков достигли потолка в 60-х годах и с тех пор уже не увеличиваются.

Административно-командная система тормозила переход на рельсы научно-технической революции. Если завод выпускает металлорежущие станки, он может их совершенствовать, но не может перейти на выпуск принципиально новой техники, не соответствующей его спе-циализации. В условиях рыночной экономики такой завод, вероятнее всего, прекратит сущест-вование, потому что его продукция в условиях НТР не найдет сбыта. В условиях администра-тивной системы не принято было закрывать завод из-за подобной причины. И наш завод на-ряду с другими подобными продолжал насыщать промышленность морально устаревшей техникой, а распределительная система во главе с Госснабом обеспечивала сбыт, распределяя эту технику. В результате оказалось, что у нас больше металлорежущих станков, чем в США, ФРГ и Японии вместе взятых.

Еще одна причина замедления темпов и падения экономической эффективности производ-ства — истощение природных ресурсов. Наша страна богата природными ресурсами, но в эко-номически развитых районах запасы нефти, древесины подходят к концу. На Урале были горы Магнитная и Благодать, горы первосортной железной руды, отмеченные на всех географиче-ских картах. Теперь этих гор больше нет. Значительные запасы сырья остались в труднодоступ-ных районах, а там, в неблагоприятных для жизни человека условиях, их добыча обходится на-много дороже. Например, километр железной дороги там стоит в 10 раз дороже, чем в евро-пейской части страны. Поэтому основные фонды промышленности росли быстрее, чем выпуск продукции и падала фондоотдача — выпуск продукции на единицу основных производствен-ных фондов. Только в 80-е гг. выпуск продукции на 1 руб. основных фондов сократился с 1 руб. 29 коп. до 98 коп.

Выходом из этого положения является ресурсосберегающая технология. У нас до сих пор принято считать ведущими в промышленности профессиями профессии шахтера, нефтяника, сталевара, т.е. людей, которые «добывают» ресурсы. Между тем прогресс заключается в сокра-щении веса добывающих отраслей, потому что, чем больше ресурсов у природы мы возьмем сейчас, тем меньше останется нашим потомкам. У нас на душу населения добывается в 3,5 раза больше железной руды, чем в США, и выплавляется в 1,5 раза больше стали. Но в США — большой излишек металла, а у нас его не хватает: до 40% металла теряется при его обработке. Японский станок весит в среднем 800 кг., а наш — 2500 кг. Правда, добывающие отрасли и у нас развиваются замедленными темпами. Если общий объем промышленного производства с 1965 по 1990г. вырос в 3,6 раза, то добыча угля увеличилась только на 21 %, нефти — в 2,36 раза, а черная металлургия увеличила производство на 93%. За 80-е гг. добыча угля и нефти сократилась.

Задачу экономии природных ресурсов необходимо решать в комплексе с охраной природ-ной среды, что требует дополнительных затрат. Затраты увеличиваются не только потому, что очистные сооружения стоят дорого, но и потому, что приходится отказываться от дешевых тех-нологий. Так, в лесной промышленности ликвидируется молевой сплав (сплав бревнами), потому что такой сплав засоряет и отравляет реки. А молевой сплав был самым дешевым способом транспортировки древесины.

К числу природных ресурсов относятся и человеческие. Прежде за пятилетку число занятых в промышленности увеличивалось процентов на 20 (до войны — больше), что и служило экс-тенсивным фактором роста. В 1981-1985 гг. оно выросло на 3,3%, в 1986-1990 гг. сократилось на 1%. В связи с падением рождаемости число занятых перестало увеличиваться, а, следова-тельно, исчез главный экстенсивный фактор роста производства.

Наше сельское хозяйство развивалось по пути интенсификации, но продвинулось в этом направлении очень мало.

Итак, темпы роста промышленного и сельскохозяйственного производства стали падать по мере сокращения экстенсивных факторов — истощения ресурсов и уменьшения рождаемости. Если прежде интенсификация могла рассматриваться лишь как оптимальный вариант развития, то теперь она стала единственной возможностью. Но при сохранении административной системы, при отсутствии конкуренции интенсификация оставалась благим пожеланием. Административно-командная система зашла в тупик. Без ее ликвидации дальнейшее развитие стало невозможным.

С середины 70-х годов стали проявляться симптомы кризисных явлений в экономике. На-блюдались замедление развития научно-технического прогресса; моральный износ оборудо-вания в ведущих отраслях промышленности; усиление отставания инфраструктурных отраслей от основного производства; наметился ресурсный кризис, выражавшийся в перемещении добычи природных ресурсов в труднодоступные районы, в удорожании добываемого сырья для промышленности. Все это негативно отражалось на основных экономических показателях народного хозяйства страны. С каждой пятилеткой среднегодовые темпы их роста снижались.

Одной из причин этого была амбициозная внешняя политика руководства страны, для которой требовался сверхмощный военный потенциал, создаваемый военно-промышленным комплексом (ВПК). Для развития и содержания ВПК необходимы были огромные материальные и финансовые ресурсы, которые можно было получить лишь за счет других отраслей народного хозяйства и низкой заработной платы трудящихся.

К середине 70-х годов стали ощутимы ошибки советского руководства в социально-экономической политике. То, что было допустимо прежде, теперь давало бесконечные сбои. Оказалась уродливой структура экономики в результате несбалансированности ее ведущих блоков. За все годы социализма преимущественно развивалось производство средств производства (группа «А»). В легкой, пищевой промышленности (группа «Б») было со-средоточено лишь 10% основных производственных фондов. Поэтому в общем объеме промышленной продукции систематически снижалась доля предметов потребления, которая в 1986 г. составила всего 24,7% против 60,5% в 1928 г. Это означало, что экономика не ориентировалась на первоочередное удовлетворение потребностей человека, огромная часть промышленной продукции была выключена из сферы товарно-денежного обращения, потому что средства производства не продавались, а распределялись.

Такая экономическая политика вела к ухудшению социальной сферы, так как средства на жилищное строительство, здравоохранение, образование, науку выделялись по остаточному принципу с неуклонным снижением их доли в расходах государственного бюджета.

В условиях огромного роста масштабов производства, количества промышленных предпри-ятий и численности населения буксовала планово-распределительная система управления хо-зяйства, т. е. механизм управления. Государство не смогло приостановить падение темпов про-изводства, добиться выполнения устанавливаемых планов выпуска продукции, несмотря на снижение их заданий по пятилеткам; перевести экономику на интенсивный путь развития, хотя об этом неоднократно заявлялось; избавиться от убыточных предприятий (их удельный вес достиг 40% от общего числа), обеспечить экономию потребляемых на изготовление единицы продукции материальных, энергетических, трудовых ресурсов; экономика оставалась невосприимчивой к научно-техническому прогрессу, в результате чего Советский Союз «проглядел» второй этап современной научно-технической революции и в технологическом отношении отстал от ведущих стран Запада.

К этому добавлялись всеобщее огосударствление, когда даже старались запретить личные подсобные хозяйства; сужение демократических начал в стране; монополизм производителя; однопартийная политическая система. Все это привело к отчуждению человека от обществен-ной собственности и потере интереса к труду и его результатам. Если прежде советские люди могли признать приоритет народнохозяйственных интересов, то теперь они перестали верить в партийные лозунги о всенародном государстве и о возможности построения в СССР ком-мунизма.

Причиной негативных явлений в экономике были также волюнтаризм и во многих случаях низкий профессионализм руководителей высшего и среднего звена управления, так называе-мой номенклатуры партийных и советских органов. Монопольное положение коммунистической партии предопределяло соответствующую кадровую политику в стране. Она была направлена на незыблемость партийной системы подготовки и продвижения руководящих кадров. Специалисты и руководители могли самореализоваться лишь путем вступления в компартию и работая в партийных организациях, советских, комсомольских и профсоюзных органах. Демократический централизм, непререкаемость авторитетов партийных и иных руководителей любого уровня, их нетерпимость к критике вели к тому, что в партийно-советскую и любую другую номенклатуру нередко включались лица послушные, но не обладающие ни умом, ни инициативой, ни другими качествами, необходимыми для ру-ководителей. Таким образом, с каждым поколением интеллектуальный и профессиональный потенциал руководителей партийных и советских органов, предприятий и организаций в стране снижался.

Низкий уровень оплаты труда не способствовал сбережению трудовых ресурсов и использованию достижений научно-технического прогресса. Экстенсивные методы развития экономики, необоснованное строительство новых предприятий вели к разрыву между ростом числа рабочих мест и увеличением трудовых ресурсов. Если в предвоенные и первые послево-енные пятилетки рост трудовых ресурсов в городах обеспечивался за счет жителей сельских местностей, то к 80-м годам эти источники практически себя исчерпали. Так, в 1976—1980 гг. прирост трудовых ресурсов составил 11,0 млн. человек, в 1981— 1985 гг. — более 3 млн.; в 1986—1990 гг. — более 2 млн. человек. Социально-экономические последствия такого развития выразились в снижении трудовой, технологической дисциплины, в экономической ответственности работников за результаты труда, убытки и потери.

К этому следует добавить, что в стране имелась скрытая инфляция, которая по расчетам экономистов составляла примерно 3% в год. С учетом такой инфляции национальный доход страны перестал расти уже в 80-е годы. Однако численность населения медленно, но увеличи-валась. Таким образом, размер национального дохода и национального богатства на душу насе-ления уменьшался, т. е. шло абсолютное обнищание населения.

Одной из основных причин тяжелого экономического положения, в котором оказалась страна, было гипертрофированное развитие ВПК — милитаризация экономики.

В течение многих десятилетий в ВПК направлялась подавляющая и наиболее качественная часть материальных и трудовых ресурсов государства. Конечная продукция оборонных пред-приятий обеспечивала военный потенциал страны, но экономическая отдача от используемых в ВПК материальных, финансовых и трудовых ресурсов для решения экономических и социальных проблем страны была незначительна, наоборот, для деятельности этих предприятий требовались огромные бюджетные ассигнования, а их продукция в основном складировалась. Даже новые технологии, которые разрабатывались в ВПК из-за засекреченности, не поступали в другие отрасли народного хозяйства и поэтому не оказывали должного влияния на развитие научно-технического прогресса в стране.

Безусловно, созданный ценой огромных усилий и за счет постоянного недофинансирования других отраслей хозяйства военный потенциал СССР обеспечивал оборонную мощь государства, а также сохранял геополитическое равновесие на планете, противостоял ВПК США. Однако этот же потенциал поощрял амбициозную внешнюю политику руководства страны, в результате которой были постоянная международная напря-женность и гонка вооружений.

Так было в 1950 г. в Северной Корее, в 1962 г. — на Кубе, когда после размещения там со-ветских ракет правительство США предъявило СССР ультиматум о ликвидации их на острове. Мир был на грани новой мировой войны и даже термоядерной. Ракетные установки были де-монтированы. Осложнялись отношения со странами социалистического содружества (события в Венгрии, Албании, Югославии, Чехословакии). В 1968 г. произошел военный конфликт меж-ду СССР и Китаем из-за острова Доманский на Амуре. По сути это было первое в истории во-енное столкновение двух государств из социалистического лагеря.

Военное присутствие СССР, советское оружие было в Корее, Вьетнаме, Анголе, Египте, Сирии, Ираке и других государствах.

В 1978 г. СССР втянулся в затяжную войну в Афганистане. Эта война имела серьезные по-следствия для страны, выразившиеся в подрыве международного авторитета СССР, дальней-шем экономическом истощении, отрицательном психологическом климате внутри страны.

Чрезмерное развитие ВПК и связанное с этим отставание гражданских отраслей народного хозяйства привели к их технической отсталости и неконкурентоспособности на мировом рынке. Внутри страны это послужило причиной товарного голода, постоянных дефицитов продукции, необходимой для удовлетворения повседневных потребностей населения. Эта продукция распределялась по предприятиям и учреждениям путем так называемой «выездной торговли». Отсутствие товаров повседневного спроса в свободной продаже вело к коррупции в сфере обращения, к росту цен.

Неудовлетворенный спрос на товары дал толчок к созданию подпольных предприятий и развитию теневой экономики, коррупции чиновников, социальному расслоению населения, изменению социальной структуры общества, росту недовольства граждан.

В условиях постоянного дефицита материальных, финансовых и трудовых ресурсов в эко-номике страны отсутствовала конкуренция производителей продукции и услуг. В результате этого отсутствовали стимулы к повышению качества продукции и услуг, снижению издержек производства и цен, ресурсосбережению, замене устаревшего оборудования. К середине 80-х годов более половины парка производственного оборудования имело износ свыше 50%. Все это в свою очередь не способствовало внедрению достижений НТР, даже если отечественная наука их предлагала. Промышленная продукция СССР теряла свою конкурентоспособность на мировом рынке.

Недостаточно эффективно функционировал и агропромышленный комплекс страны. В сельскохозяйственном производстве преобладали экстенсивные методы. Упор делался на расширение использования земельных ресурсов. Несмотря на рост поголовья скота, органические удобрения использовались слабо, химических же удобрений не хватало и качество их было низкое. В результате урожайность основных сельскохозяйственных культур была заметно ниже, чем в других европейских странах.

Одной из причин отставания агропромышленного комплекса было слабое развитие инфра-структуры и мощностей по переработке сельскохозяйственной продукции. Не хватало храни-лищ для собранного урожая, хороших дорог в сельской местности, ремонтных служб и запча-стей для сельхозтехники. Все это вело к тому, что не всегда убирались засеянные площади, плохо хранился собранный урожай, были огромные потери сельскохозяйственной. В результате в стране перманентно наступали продовольственные кризисы, что вынуждало закупать за рубежом ежегодно от 20 до 40 млн. т зерновых культур, а пищевая и легкая про-мышленность не имели достаточного количества сырья.

На опасности и последствия гипертрофированного развития ВПК, отсталость гражданских отраслей и сельского хозяйства обращали внимание руководства страны ученые — экономи-сты, социологи, экологи и др. Но их мнение не учитывалось. К середине 80-х годов это стали понимать и в центральных органах власти. Поводом к этому стало ухудшение финансового со-стояния государства.

В 60-е — 70-е годы одним из крупных источников финансовых ресурсов государства были поступления от внешнеэкономической деятельности. В основном это были доходы от продажи сырьевых ресурсов, главным образом, нефти. В этот период страна получила более 150 млрд. долл. Эти средства направлялись на закупку оборудования для предприятий, на строительство гражданских и военных объектов, на закупку продовольствия и товаров широкого потребле-ния.

Однако к началу 80-х годов стали возникать трудности в получении таких средств. В основе этого лежал ряд причин. Стало труднее поддерживать прежний уровень добычи нефти. Иссякали старые нефтепромыслы. Ухудшились геологические условия добычи. Легкая нефть существенно уменьшилась. Для добычи же тяжелой нефти необходимо было специальное обо-рудование, но для его производства не была подготовлена машиностроительная промышлен-ность.

Изменилась и конъюнктура международного нефтяного рынка. Все шире в хозяйстве вне-дрялись энергосберегающие технологии. Это влекло снижение потребности в энергоносите-лях. На нефтяном рынке усилилась конкурентная борьба нефтедобывающих стран. Цены на нефть снижались.

Вместе с тем содержание ВПК, малорентабельных предприятий и непроизводственной сфе-ры требовали все больших бюджетных ассигнований. Источником их были внешние займы и золотой запас страны, который снизился с 2050 т в 1953 г. до 681 т в 1987 г. и до 340 т — в 1996 г.

Непростой была проблема внешней задолженности нашей страны, объем которой равнялся примерно 80 млрд. долл. Приблизительно столько же стране должны были другие государства. Однако если наша задолженность была в основном фирмам, банкам за приобретенную про-мышленную и сельскохозяйственную продукцию, то СССР предоставлял кредиты другим го-сударствам для реализации продукции своего ВПК. Это были государства социалистического лагеря (Вьетнам, Куба и др.), но главным образом страны Третьего мира (Ирак, Сирия, Египет, Ангола, Афганистан и др.), валютная платежеспособность которых, была крайне низка.

Таким образом, если расходы государственного бюджета по погашению внешней задолжен-ности росли, то поступления из внешних источников уменьшались.

Все это вело к ухудшению государственных финансов, росту бюджетного дефицита, кото-рый все в больших размерах покрывался за счет денежной эмиссии и роста внутреннего долга страны. На этом фоне росла потребность в увеличении бюджетных ассигнований на дотирова-ние отраслей народного хозяйства. Дотации, достигающие одной пятой части всех бюджетных расходов, практически поощряли иждивенчество и бесхозяйственность предприятий и колхо-зов. Потери и непроизводительные расходы в народном хозяйстве ежегодно увеличивались.

Эти и другие подобные факторы негативно влияли на состояние государственных финансов, приближали финансовый кризис, разразившийся в начале 90-х годов, который не смогли предотвратить постоянно меняющиеся министры финансов (с 1985 по 1998 гг. этот пост занимали одиннадцать человек, а некоторые из них — всего по несколько месяцев). Многие назначаемые министры финансов и их заместители были непрофессионалами, не знали финансовых проблем и путей их решения. Особенно часто стали менять руководителей финансового ведомства страны в 90-е годы. Министерская чехарда, уход из финансовых органов в коммерческие структуры большого количества профессиональных работников, разделение Министерства финансов на ряд самостоятельных ведомств, отсутствие между ними должной координации еще более ослабили систему управления государственными финансами и финансовое состояние государства.

Все эти факторы заставляли руководство страны искать пути выхода из создавшегося поло-жения. Была осознана необходимость структурной перестройки промышленности, изменения экономических отношений в народном хозяйстве. Это выразилось в попытках расширения хоз-расчета, установления прямых экономических связей между предприятиями, введения аренд-ных отношений и др.

Структурная перестройка промышленности должна была проводиться на основе конверсии предприятия ВПК. Однако из-за отсутствия в бюджете необходимых средств на капитальные вложения и противодействия директоров оборонных предприятий, не желавших производить товары массового спроса, конверсия проводилась в ограниченных размерах.

Негибкость и во многих случаях некомпетентность руководителей высшего и среднего зве-на управления привели к отставанию предприятий, не входящих в ВПК, их несостоятельности в обеспечении внутреннего рынка и неконкурентоспособности сначала на внешнем, а затем и внутреннем рынках. Как результат этого — потеря в 80-х годах рынков в странах СЭВ, а затем в 90-х годах — рынков СНГ и, наконец, по многим позициям был потерян рынок сбыта и самой России.

В создании экономических трудностей для Советского Союза участвовали и страны, входя-щие в НАТО. Многолетнее противостояние двух военно-политических блоков показало, что успех в «холодной войне» мог быть достигнут лишь на экономическом поле битвы. Для дости-жения такого успеха аналитиками западных стран выявлялись слабые места в экономике СССР, а правительствами стран НАТО проводились мероприятия, целью которых было ослабление советской экономики. Для этого организовывались широкомасштабные кампании по снижению на мировом рынке цен на нефть, ограничению экспорта советского природного газа, что приводило к уменьшению поступления в Советский Союз иностранной конверти-руемой валюты. Введение США запрета на приобретение Советским Союзом новой промышленной продукции и новых технологий, рост военных вооружений стран НАТО, повышение их технологического уровня и стоимости обострили ресурсный и технологический кризис СССР, вызвали необходимость увеличения им собственных военных научных исследо-ваний. Все это вело к его дальнейшему экономическому истощению. При этом западными странами создавались условия, затрудняющие получение Советским Союзом иностранных кредитов.

Параллельно экономическому кризису в стране созревали идеологический, а затем и поли-тический кризисы.

Возникшее еще в 60-х годах диссидентское движение, почти подавленное репрессиями в 70 — 80-е годы, вновь столь быстро развиваться. В центре этого движения была борьба за граж-данские права человека, за деидеологизацию культуры, за демократизацию общества и ликви-дацию монополии КПСС в общественной жизни.

Одновременно с этим движением, а иногда и в рамках его и республиках СССР развивались националистические движения.

Таким образом, экономический, а затем и политический кризис, разразившийся в стране в конце 80-х — начале 90-х годов, был обусловлен многолетней неэффективной экономической политикой, проводимой руководством страны, его амбициозностью в международных отноше-ниях. Это привело к экономическому истощению государства, к дискредитации со-циалистического способа производства и всей мировой социалистической системы.

<< | >>
Источник: П.Д. Агарков, Г.Г. Балабанова, Л.Г. Галкин, Т.А. Давыденко, Л.И. Журавлева. История экономики. 2004

Еще по теме Экономическое развитие СССР в 60-90-х годах:

  1. 33. Смена социально-экономической системы в России, ее хозяйственное развитие в 1917-1941 годах
  2. Тема 7 Экономическое развитие СССР
  3. Тема 7 Экономическое развитие СССР
  4. Глава 12. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СССР В 1945–1991 ГГ.
  5. Социально-экономическое развитие СССР.
  6. ТЕСТ "Экономическое развитие СССР"
  7. 8.1. Экономическое развитие СССР в предвоенный период
  8. 8.1. Экономическое развитие СССР в предвоенный пе-риод
  9. ТЕМА 7 Экономическое развитие СССР. Основные термины и понятия
  10. № 201. Роль «Закона о государственном предприятии» в экономическом развитии СССР
  11. 34.3. Развитие экономики СССР в 50-80-е годы
  12. 1. Возникновение, развитие, кризис хозяйственной си-стемы государственного социализма в СССР и в странах Во-сточной Европы.
  13. 2.4. Стабилизация денег в СССР в период новой экономической политики
  14. Раздел 3. Конкуренция экономических стратегии США и СССР после второй мировой войны