<<
>>

3.7. ВЗАИМОСВЯЗЬ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА


Наделенность той или страны факторами производства не является данной раз и навсегда. Конфигурация их соотношения постоянно меняется. Численность населения, запасы капитала, разведанные запасы полезных ископаемых, технологии производства постоянно меняются.
Значение одних факторов растет, других — сокращается. Вследствие постоянной дифференциации возникают новые факторы. Меняющаяся обеспеченность факторами постоянно модифицирует границы производственных возможностей, следовательно, структуру издержек замещения, объемы производства, предложения, уровень цен и т.д.
Продолжив пример с трудоемким Отечеством и капиталоемкой Заграницей, покажем эти следствия в нашей упрощенной модели.
Граница производственных возможностей при увеличении какого-либо ресурса фактора производства смещается вовне. Размер этого смещения зависит от темпа увеличения фактора, в нашем примере от увеличения ресурса труда либо капитала. Обеспеченность этими факторами может увеличиваться равномерно, т.е. в тех же пропорциях, либо неравномерно, следовательно, с меняющимися пропорциями наделенное™. Как это повлияет на кривую границы производственных возможностей, показывает рис. 3.8.
Т, труд Т, труд
а) б)
Рис. 3.8. Границы производственных возможностей при изменяющихся ресурсах факторов производства. Равномерное или неравномерное изменение ресурса какого-либо фактора произ водства по-разному воздействует на изменение границы производственных воз МОжностей
На графике (рис. 3.8 а) мы видим равномерное увеличение ресурсов фактора труд и фактора капитал. При одинаковом соотношении издержек замещения мы будем иметь больший объем выпуска (y4j) на пунктирной границе производственных возможностей при таком же уровне относительной цены, следовательно, при одинаковой величине угла наклона касательной. Равенство издержек замещения обеспечивают точки пересечения любого луча от начала координат. Рост объемов выпуска обоих товаров будет происходить в одинаковой пропорции. Этот случай называют нейтральным, или случаем сбалансированного роста. Он возможен лишь в некоторой упрощенной или идеальной модели.
В реальной жизни одинакового прироста ресурсов никогда не бывает, поэтому наиболее типичным следует считать один из случаев из графика (рис. 3.8 6). Пунктирной линией I здесь обозначен вариант опережающего роста ресурса фактора труд, и сама линия, являющаяся новой границей производственных возможностей, показывает, что эта граница больше простирается в сторону фактора труд. Если на осях отложить объемы выпуска сыра и ткани, линия покажет значительно возросшие возможности увеличения выпуска сыра и практически не изменившиеся возможности для роста выпуска ткани. Если такое изменение в наделенное™ факторами производства и соответствующее ему смещение границы производственных возможностей произойдет в Отечестве, которое, как мы уже знаем, специализируется на производстве сыра, то оно лишь усилит начавшуюся ранее специализацию в Отечестве на экспорте сыра, сделав его еще более эффективным. Мы получим случай несбалансированного роста, ориентирующего страну на экспорт, т.е. экспортно-ориентированный вариант несбалансированного роста или просто экспортноори-ентированный рост.
Любой луч из начала координат также даст две точки пересечения с исходной и новой границами производственных возможностей.
Эти точки покажут разные объемы не только выпуска А и Av но и касательные в этих точках будут иметь разные углы наклона. По определению новая касательная будет более пологой, отражая более низкую относительную цену сыра PJPr По формулировке понятия «условия торговли» мы получим их ухудшение. По экономическому смыслу экспортно-ориентированный рост ведет к увеличению объемов экспорта, но эффект возрастания экспортных доходов частично гасится ухудшением условий торговли. Это подтверждается и практикой, но поскольку условия торговли на практике подсчитываются по сводным индексам экспортных и импортных цен по десяткам тысяч товаров, разнонаправленный эффект изменения общего уровня торговли оказывается весьма незначительным. Исключением можно считать гипотетический случай «разоряющего роста», который будет описан далее.
Совершенно другой будет картина, если такое же смещение кривой производственных возможностей (пунктирная линия I) произойдет у Заграницы — страны исходно капиталоизбыточной. Возросшая обеспеченность ресурсом труда по сравнению с выросшей, но в гораздо меньшей степени, обеспеченностью ресурсом капитала может заметно уменьшить степень капиталоизбыточ-ности. (Мы оставим в стороне крайний случай, когда баланс обеспеченности двумя ресурсами может измениться таким образом, что Заграница тоже станет трудоизбыточной и тоже станет экспортировать сыр.) Уменьшение капиталоизбыточности Заграницы изменит степень ее специализации на производстве ткани. Другими словами, новая граница производственных возможностей сделала бы как минимум и возможным, и необходимым увеличение производства сыра для внутреннего потребления. Для этого нужно было бы отвлечь не только часть возросшего ресурса труда, но и часть почти не увеличивающегося ресурса капитала, ту часть, которая в производстве ткани приносила наименьшую предельную выгоду. Увеличение производства сыра для внутреннего потребления и, соответственно, относительное сокращение производства ткани за границей означало бы изменение соотношения объемов выпуска обоих товаров или структуры прироста объемов. Это тоже был бы случай несбалансированного роста, но уже в пользу товара, который исходно конкурировал с импортом. Другими словами, перед нами импортозаменяющий вариант несбалансированного роста, или просто импортозамещающий рост.
Отличие этого варианта роста от экспортно-ориентированного роста состоит в том, что сократившееся у Заграницы предложение ткани вызовет повышение ее относительной цены (как внутренней, так и мировой), т.е. более высокое соотношение Рг/ Рс. Но это будет означать улучшение условий торговли Заграницы. По экономическому смыслу сокращение объема поставок для удовлетворения импортного спроса на ткань Отечеством приведет к сокращению экспортной выручки Заграницы, но частично этот эффект нейтрализуется улучшением условий торговли, т.е. ростом покупательной способности экспорта.
Аналогично двум типам экономического роста вследствие значительно изменившейся относительной обеспеченности ресурсом труда в зависимости от того, в какой стране она произошла—в исходно трудоизбыточной стране (Отечество) или в исходно капиталоизбыточной стране (Заграница), мы получим такую же картину и в случае резкого изменения в относительной обеспеченности ресурсом капитала. Это изменение отражено пунктирной линией II на рис. 3.8 б. Но экспортно-ориентированный рост она вызовет на этот раз у Заграницы, а если прирост ресурса капитала случится в Отечестве (исходно трудоизбыточной стране), результатом будет рост выпуска ткани, т.е. вариант импортозамещающего роста. У Заграницы в этом случае условия торговли ухудшатся, а в Отечестве, наоборот, улучшатся. Улучшение условий торговли в стране с импортозамещающим ростом будет означать частичную компенсацию потерь от подорожавшего импорта.
В общем смысле импортозамещение всегда означает рост доли нерационального используемых ресурсов или, на языке экономистов — рост их нерационально размещаемой части. Импортозамещение есть сокращение импорта, т.е. частичный отказ от эффекта специализации, который всегда взаимен. Не давая партнеру получить выгоду от увеличения экспорта (специализации), вы лишаете его возможности расширить закупки вашего экспорта. Партнер, ориентированный на импортозамещение, также уменьшает спрос на ваши экспортные поставки, сокращая вашу экспортную выручку и возможности ваших встречных закупок. Поэтому политика сокращения импорта всегда подрывает экспорт. И если сегодня многие страны широко прибегают к политике импортозамещения, то для этого находятся либо веские экономические и политические причины, либо в основе такого выбора лежит конфликт экономических интересов внутри стран.
СИТУАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ
Из истории импортозамещения: опыт Мексики
Как известно, большинство стран Латинской Америки встали на путь импортозамещения в первой трети XX в. Выбор этой стратегии изначально произошел стихийно, под влиянием внешних факторов — Великой депрессии 30-х гг. и мировых войн, что привело к сокращению традиционных рынков сбыта сырья. Сокращение доходов от экспорта, проблемы торгового баланса, уменьшение промышленного импорта и импорта потребительских товаров вынудили искать выход в создании собственной промышленной базы и освоении внутренних рынков.
В Мексике, как и в некоторых других развивающихся странах (Аргентина, Бразилия, Индия, Пакистан и др.), импортозамещение прошло через две фазы: первую — «легкую», когда создавались промышленные предприятия, производящие потребительские товары кратко- и среднесрочного пользования, и вторую фазу — «тяжелую», нацеленную на производство потребительских и производственных товаров долгосрочного пользования, а также промежуточной продукции.
Первая фаза импортозамещения проводилась в период с 1940 по 1954 г. Создание отечественных предприятий деревообрабатывающей, текстильной, кожевенной, пищевой, табачной, пивоваренной, мебельной, швейной, металлообрабатывающей, цементной, производства строительных материалов и других отраслей промышленности происходило на фоне Второй мировой войны и, казалось бы, не нуждалось в особых протекционистских мерах, так как произошло естественное сокращение импорта, прежде всего из США. Тем не менее в 1941 г. значительно увеличились импортные тарифы, а в 1944 г. было введено импортное лицензирование.
Вторая фаза импортозамещения приходится на период 1954— 1970 гг. На этом этапе основное внимание уделяется диверсификации промышленности с особым упором на выпуск товаров длительного пользования и капитального оборудования.
Однако, несмотря на все предпринятые усилия, Мексике не удалось добиться промышленного самообеспечения. С 1954 г. и по настоящее время доля импорта потребительских товаров длительного пользования и промышленного назначения существенна (с начала 60-х гг. более 40% машин и оборудования импортируются). Поначалу это серьезно не влияло на платежный баланс: в 50-х и 60-х гг. Мексика была нетто-экспортером сельскохозяйственной продукции, а в конце 70-х гг. взлетел экспорт нефти. Тем не менее в 1976/77 и 1982/83 гг. Мексику потрясли серьезные финансовые кризисы.
Одной из причин неудачи второй фазы импортозамещения была ее большая капиталоемкость. Производство потребительских товаров длительного пользования и промышленных товаров требовало больших инвестиций, что подразумевало наличие свободных ресурсов. Действия правительства, направленные на привлечение ресурсов, создали дополнительную нагрузку на экономику. Льготы иностранным инвесторам привели к противоречивым последствиям.
К 1976 г. они вывезли из Мексики в два раза больше средств, чем вложили в ее экономику. Из-за этого правительство стало активно заимствовать средства сначала на внутреннем рынке, затем у международных банков (если в 1960 г. государственный долг составлял 0,8 млрд долл., в 1970 г. — 3,2 млрд долл., то в 1981 г. — уже 42,6 млрд долл.; общая же сумма долга в 1981 г. достигла 75 млрд долл.). В августе 1982 г. Мексика объявила дефолт по своим обязательствам. Следствием этих событий стала смена экономической политики и отказ от импортозамещения.
В целом импортозамещение в Мексике как стратегия, направленная на поощрение промышленного роста, эту задачу выполнило. За период с 1940 по 1970 г. Мексика продемонстрировала всему миру свое «экономическое чудо»: ВВП увеличивался в среднем на 6,6% в год, а в пересчете на душу населения — на 3,3%; среднегодовые темпы роста промышленности в этот период составляли 8%; произошла структурная трансформация мексиканской экономики; доля обрабатывающей промышленности в 1970 г. составляла 34,5%, доля сектора услуг более 50%.
С другой стороны, политика сокращения импорта привела к подрыву экспорта (доля экспорта в ВВП сократилась с 14% в 1951 г. до 9,8% в 1970 г.). Доля Мексики в мировой торговле сократилась вдвое. Кризис начала 80-х годов поставил Мексику перед необходимостью отказа от импортозамещения. В 1986 г. произошла радикальная смена курса на экспортно-ориентированную стратегию и уже к 2000 г. доля Мексики в мировом экспорте составила 3,2%, а доля в мировом импорте — 3,3%. Произошло облагораживание экспорта. Если в 1987 г. на нефть и нефтепродукты приходилось более 30% экспорта, то к 2000 г. 87% экспорта — продукция обрабатывающей промышленности.
Несмотря на недостатки политики импортозамещения (дефицит торгового баланса, слабость внутренних источников накопления, завышенный курс национальной валюты, дефицит иностранной валюты, узость национального рынка, низкая производительность, монополизм), Мексика создала за годы импортозамещающей индустриализации промышленный комплекс, который и стал основой для наращивания экспорта и возвращения Мексики в число наиболее динамичных стран региона.
Но и экспортно-ориентированный вариант роста при определенных условиях таит в себе неприятные сюрпризы. Известны два типа таких «сюрпризов».
Первый связан с именем американского исследователя Я.Н. Бхагвати и известен как эффект «разоряющего роста». Этот исследователь показал, что ухудшение условий торговли в определенных обстоятельствах может принести потери, превосходящие выигрыш от увеличения объемов экспорта. И хотя эмпирически этот эффект никем не доказан, популярность его вызвана частыми падениями цен мирового рынка на те или иные товары вследствие значительного расширения их предложения. Классическим считается недоказанный пример с Бразилией, которая в 1970-е гг. заметно увеличила объемы производства кофе-бобов при одновременном также весьма заметном снижении их мировых цен. Графически эту ситуацию можно отобразить рис. 3.9.
Из этого графика видно, что при возросшем объеме производства кофе (с точки А до А{) цены на него обеспечивают уровень благосостояния на кривой безразличия более низкого порядка (2?,, вместо В). Однако, чтобы такая конфигурация соотношения уровней производства и потребления стала реальной, нужно невероятное сочетание других условий. Новая кривая производственных возможностей должна быть в этом случае слишком пологой, доказывая резкое увеличение предложения факторов земли и труда. Ни того, ни другого в действительности не происходило, по крайней мере в заметных масштабах, скорее рост объемов производства был вызван благоприятными климатическими условиями и изменениями агротехнологии вследствие общих успехов «зеленой революции» этого периода. Далее, должен был быть весьма неэластичным мировой спрос на бразильский кофе, вследствие чего расширение его предложения при-
Р, цена

О, количество
Рис. 3.9. Эффект «разоряющего роста». График отражает эффект гипотетического ухудшения условий торговли и снижения экспортной цены при расширении экспорта на примере производства кофе.
вело бы к катастрофическому для производителей падению цен. Однако выросшее предложение кофе увеличило и спрос на него, в частности для увеличения запасов. Затем, прирост поставок должен был намного превосходить уже сложившийся средний объем годового экспорта, чтобы ухудшение условий торговли не повлекло за собой сокращение общего размера экспортной выручки. Пример Бразилии доказывает только, что экспорт может быть лишь менее прибыльным делом, чем на это рассчитывали производители, и даже в ряде случаев убыточным для части производителей, работающих на пределе издержек, но не может быть убыточным для страны в целом.
Несколько сложнее обстоит дело с другим феноменом, связанным с именем английского исследователя Т.М. Рыбчинско-го. Его утверждение, получившее наименование теоремы Рыб-чинского, гласит: ¦ при неизменных ценах товаров увеличение обеспеченности каким-либо фактором увеличит объем производства товара, изготовленного преимущественно с использованием этого фактора, и сократит производство другого товара. Графически это иллюстрирует рис. 3.10, из которого видно, что при равной величине угла наклона касательных объем выпуска товара, расположенного на вертикальной оси, в случае значительного роста выпуска товара, расположенного на горизонтальной оси, сократится.
Рис. 3.10 Графическое отображение феномена «голландской болезни». Увеличение обеспеченности каким-либо фактором производства увеличивает объем производства товара, изготовленного преимущественно с использованием этого фактора, и сокращает производство другого товара.
Этот феномен в литературе получил известность как феномен деиндустриализации, или «голландская болезнь», так как впервые был доказан на примере Голландии, в которой рост добычи газа после открытия его месторождений на Севере Европы сопровождался сокращением промышленного экспорта. Разработка в этой стране открытых или недоступных ранее шельфовых месторождений газа повлекла за собой заметное перераспределение ресурсов капитала и труда в новую динамично развивающуюся отрасль из застойной обрабатывающей промышленности и сокращение в последней объема выпускаемой продукции. Симптомы «голландской болезни» были отмечены также в Норвегии и Англии. Хотя впоследствии появились другие интерпретации причин «голландской болезни» (в том числе причина удорожания реального курса национальной валюты), теорема Рыбчин-ского остается примером реалистичной взаимосвязи внешней торговли и экономического роста.
<< | >>
Источник: В.П. Колесов, М.В. Кулаков. Международная экономика. 2004 {original}

Еще по теме 3.7. ВЗАИМОСВЯЗЬ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА:

  1. 38. ВЗАИМОСВЯЗЬ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ И ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ
  2. Глава 3. ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА. РОЛЬ, СИСТЕМА ПОКАЗАТЕЛЕЙ И ОЦЕНОК
  3. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ
  4. 1. ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ РОССИИИ ЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ В СИСТЕМЕ МИРОВЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ
  5. Глава 18. Международные экономические отношения. Внешняя торговля и валютный курс
  6. Глава 18. Международные экономические отношения. Внешняя торговля и валютный курс
  7. ККоровин А.А.. ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ ТОВАРАМИ, ОЦЕНКА СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ, ВНЕШНЕЭКОНОМИЧКСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕСПУБЛКИ БЕЛАРУСЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ ВНЕШНЕЙ ТОРВГОВЛИ ТОВАРАМИ, 2014
  8. 3.3. ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРОИЗВОДСТВА, ПОТРЕБЛЕНИЯ И ТОРГОВЛИ
  9. 33. Понятие, показатели и факторы экономического роста. Модели экономического роста.
  10. Либерализация во внешней торговле
  11. Выигрыш от внешней торговли
  12. ТОРГОВЛЯ ВНЕШНЯЯ
  13. Внешняя торговля
  14. Внешняя торговля
  15. Либерализация внешней торговли